Мой сон скидки

«Здесь можно бесконечно черпать вдохновение»

Мастер зачастую работает в одиночку, будь то писатель, художник или скульптор. Редко случается такое, что творчество становится общим семейным делом, в которое оба вкладывают свою душу.

Надежда Супонина и Юрий Цырендашиев – семейная пара, создающая статуэтки из бронзы. Их творения помогают найти и принять себя, а также призывают сохранять природу. О том, как создаются бронзовые шедевры и всех тонкостях трудоемкого ремесла, – в нашей постоянной рубрике.


В 2003 году Надежда окончила детскую художественную школу имени Р.С. Мэрдыгеева и поступила в Восточно-Сибирский государственный технологический университет на специальность «Технология художественной обработки материалов». Стоит сразу отметить, что там она оказалась неспроста, тяга к искусству у девушки была с раннего детства. Во время учебы в университете нашей героине посчастливилось попасть в мастерскую известных скульпторов Дмитрия Будажабэ и Гэсэра Зодбоева. Там художница под присмотром опытных мастеров узнала секреты скульптурного ремесла и познакомилась с художественным литьем из бронзы. Этот процесс буквально покорил ее своей магией, и у нее появилось желание творить самой.

Первые изделия из твердого материала скульптор создала еще на занятиях по керамике в художественной школе, но, как у нас любят говорить, первый блин получился комом. Несмотря на щедрый слой глазури, яркие фигурки тинейджеров, читающих книжки, вышли, по ее словам, «страшненькими». Но выбросить их рука не поднялась, и сегодня они с особым трепетом и теплом хранятся в доме родителей Надежды. Что же касается бронзы, то с этим материалом мастер начала работать в 2006 году.

Назвать свое ремесло работой наша героиня не может. Признается, что любит свое дело всем сердцем, а процесс изготовления очередной статуэтки приносит ей огромное удовольствие. Но и хобби это не назовешь, так как Надежда Супонина – профессиональный скульптор. Иногда, чтобы отвлечься, девушка создает ювелирные изделия: в особом почете – кулоны и ассиметричные серьги. При этом художница не делает работы специально на продажу. Но если их покупают, то всегда радуется, потому что это даёт ей возможность продолжать творить.

– Все скульптуры я делаю для души, или, точнее сказать, с душой. Как бы банально это ни звучало, я вкладываю частичку себя в каждую из них. Но у меня нет потребности оставить её себе, зачем? Я получила удовольствие, пока работала над ней, теперь она может жить своей жизнью. Мне приятно, когда мои скульптуры радуют кого-то, будят личные воспоминания или заставляют поразмыслить о какой-либо проблеме, но, приступая к новой работе, я не ставлю себе такую цель, это просто приятный бонус, – признается наша собеседница.

Сегодня среди бронзовых работ Надежды и Юрия можно встретить животных, сюжеты из детства, а также женские образы: мифологические и сказочные. В последнее же время нашу героиню все больше стали волновать проблемы экологии. Этой теме она уже посвятила несколько работ и планирует трудиться в этом направлении и дальше.


Один из главных ингредиентов будущего изделия – это серый, скульптурный пластилин, который продаётся в любом художественном магазине. Для мелких деталей мастера используют твёрдый, для больших объёмов – мягкий. Также в ход идут деревянные и металлические стеки – специальные инструменты для снятия лишнего материала и более тщательной проработки деталей. Понадобятся и прочие лопатки и гладилки.


Сам же процесс создания трудоемкий и состоит из нескольких этапов. Сначала Надежда лепит фигурку из пластилина. После снимает с неё силиконовую форму, затем в нее заливает воск. На этой стадии в ней обычно подключается Юрий. Он доделывает «восковку» и готовит ее на литьё. После мастера отдают готовую модель в мастерскую, где ее ещё раз формуют. Из получившейся выплавляют воск, а в образовавшуюся полость заливают бронзу. К слову, литьё – это единственный процесс, в котором они не принимают участие.

– Бывает обидно, когда вся работа идёт насмарку и приходится заново делать восковую модель, говорит Надежда.

Но на этом не все. После литья изделие требует дополнительной дообработки – шлифовки, чеканки, сварки. Обычно этим также занимается сильная половина. Помощь Надежды требуется в случае спешки или проработки тонких деталей.

– Я подключаюсь, только если мы не успеваем или нужен мой взгляд. Или, например, если нужно выводить пальчики или глаза, – говорит мастер.

Заключительный и один из самых вредных этапов – это покрытие патиной. Из-за работы с химикатами скульпторы вынуждены защищаться специальными масками. Отметим, что на одни скульптуры супруги тратят пару недель, на другие – полгода. Чтобы перевести готовую работу в бронзу, нужно около месяца или больше – все зависит от размера и сложности.

– Перед тем как начать, я долго копаюсь в интернете, смотрю, что-то читаю. Несколько дней просто обдумываю, иногда делаю наброски. А когда уже знаю, что хочу сделать, то включаю какой-нибудь сериал или фильм, слушаю и работаю, одним глазом посматриваю на экран. Бывает, что не идёт работа, то я просто ее откладываю. Спустя время могу вернуться, если нет, то ломаю и начинаю другую. Хорошо, что пластилин можно использовать очень долго, – отмечает Надежда. 

Сегодня изделия бурятских мастеров представлены на выставках разных уровней. Несколько работ хранятся в известной галерее В. Бронштейна в Иркутске, в галерее Романовых в Красноярске и даже частных коллекциях во Франции. В родном же Улан-Удэ встретить ее скульптуры можно нечасто.

– К сожалению, в Бурятии с реализацией дела обстоят не очень хорошо, продажи случаются крайне редко, хотя мои работы здесь тепло принимают. Особенно те, что с национальными мотивами. Из-за рубежа есть интерес к моему творчеству, но с доставкой за границу есть ряд сложностей, – признается она.

Но, несмотря на это, бросать свое дело Надежда не собирается. Мысли о смене сферы деятельности мастера не посещают и наверняка не посетят.

– Наверное, сейчас в Бурятии всем живётся нелегко, суровый климат и экономическая ситуация не радует. Как я уже говорила, мои работы здесь принимают с теплотой, но покупательская способность низкая. Зато здесь очень богатая культура, прекрасная природа, самобытные люди. Здесь можно бесконечно черпать вдохновение и подпитываться энергией, находясь на природе.

В завершении нашей беседы Надежда отмечает, что делиться опытом с подрастающим поколением она пока не планирует. По ее мнению, процесс обучения требует больших эмоциональных затрат.

– Я понимаю, что мастер-классы сейчас актуальны и были бы хорошим подспорьем. Но у меня нет желания обучать, я воробушек-социофобушек. Даже звонки от незнакомцев для меня каждый раз мини-стресс, – смеется она.

фото: из личного архива Надежды Супониной





Источник – arigus.tv

Марина Эрмиль

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Adblock detector