Исследования Байкала. Военные моряки (ХIХ–ХХ вв.)

Исследования Байкала. Военные моряки (ХIХ–ХХ вв.)

С начала XIX в. деятельность моряков на Байкале значительно оживилась. Это было связано в первую очередь с образованием в 1799 г. Российско-Американской компании, крайне заинтересованной в быстрой и безопасной перевозке своих почты и грузов через озеро. К тому же началась реорганизация управления Военно-морским флотом России. Было образовано Министерство военно-морских сил (с 1815 г. – Морское министерство).

Непосредственным инициатором привлечения моряков для участия в работе Иркутского адмиралтейства стал капитан-лейтенант И.Н. Бухарин, в 1799 г. ехавший через Иркутск в Охотский порт со своей морской командой. Благодаря его рапорту о «дурном состоянии Иркутского адмиралтейства и судов» губернатор Леццано добился первого после открытия адмиралтейства в 1764 г. пополнения его военнослужащими из Петербурга.

Уже в 1800 г. в Иркутск прибыл штурман унтер-офицерского звания с 18 мастеровыми и матросами. На следующий год в Иркутске появились лейтенант И.Н. Маслов с помощниками – шкипером, 3 квартирмейстерами и 5 рядовыми. В инструкции Маслову (полученной еще от Адмиралтейств-коллегии) говорилось, что он «назначается для заготовления Охотскому порту провизии, разных материалов и припасов и для отправления коммерции на Байкале и заведывания адмиралтейскими служителями в Иркутске». 20 июня 1811 г. генерал-губернатор Сибири И. Б. Пестель писал министру военноморских дел маркизу де Траверсе: «Безопасное устроение переезда через Байкал и сохранение судов с купеческой кладью, кои подвергаются почти ежегодно гибели, обращало на себя всегдашнее мое внимание, тем более что по крайне затруднительному сухопутному сообщению Иркутска с Кяхтою и другими забайкальскими местами водяной путь есть единственное к тому средство…

Необходимость требует улучшить проезд чрез Байкал и сделать точнейшее описание морю сему и берегам оного. Но я совершенно не имею знающего и надежного для сего предмета чиновника, а потому единственным средством нахожу испрашивать сего у вашего высокопревосходительства».

За организацию «правильного» судоходства ратовал и появившийся на Байкале Бабаев. Замещавший его лейтенант Тухаев даже провел экспериментальное плавание на специально построенных для этой цели казенных судах. Однако единичные попытки энергичных лейтенантов, пусть поддержанные и генерал-губернатором Сибири, и гражданским губернатором Иркутска, и проезжавшим через Байкал чрезвычайным и полномочным послом Ю.А. Головкиным, ни к чему не привели. Сложную по тем временам проблему такого судоходства можно было решить только с помощью длительной и серьезной экспедиции. При назначении Гагемейстера на Байкал, санкционированном императором, предполагалось проведение и крупномасштабных работ. Однако, когда капитан-лейтенант Гагемейстер и штурман Клочков добрались до Иркутска, стало ясно, что исследование Байкала откладывается «до лучших времен». В 1812 г. началась война, и стране было не до проблем далекого «моря-озера».

Спустя 8 лет через Иркутск проследовали гидрографические отряды лейтенантов флота П.Ф. Анжу и Ф.П. Врангеля, которые в 1821–23 гг. произвели съемку берегов Северного Ледовитого океана – от устья реки Оленёка до острова Колючего (Чукотское море), включая Новосибирские, Ляховские и Медвежьи острова. Помощником Врангеля в этой экспедиции был мичман Ф.Ф. Матюшкин. Моряки провели астрономические и магнитные наблюдения в Иркутске и в некоторых других пунктах неподалеку от Байкала по пути следования своих отрядов. В дальнейшем эти наблюдения использовались различными экспедициями, в том числе и экспедицией Ф.К. Дриженко, для вычисления векового хода магнитного склонения на озере Байкал. Кроме того, лейтенант Анжу (впервые) барометрически определил высоту озера над уровнем моря.

В конце XIX – начале XX в. Главным штабом Военного министерства несколько раз издавалась карта пограничной полосы российских владений в Азии, захватывающая Байкал и окружающие его горы. Эта карта, базировавшаяся на тех же астрономических пунктах, которые были приняты для расчетов во время Гидрографической экспедиции Байкальского озера, не содержала новых данных о Байкале и упомянута исключительно для полноты перечня Байкальской картографии.

Во время проектирования и постройки Сибирской железной дороги путейцами и военными топографами производилась нивелировка всей магистрали. На Байкале ряд астрономических наблюдений выполнил геофизик А.В. Вознесенский, директор им же созданной Иркутской магнито-метеорологической обсерватории. Вскоре этот энтузиаст исследования уникального сибирского озера стал одним из ближайших помощников моряков-гидрографов. Именно Вознесенский еще до начала работы экспедиции основал на Байкале сеть метеорологических станций.

В октябре и ноябре 1895 г. в Подготовительной комиссии вновь рассматривался вопрос об исследовании Байкала. Только что назначенный министр путей сообщения Хилков и Иркутский генерал-губернатор Горемыкин предложили «дать исследованию более широкое распространение на все озеро» и в результате решили отправить на Байкал в 1896 г. рекогносцировочную экспедицию, на проведение которой был отпущен специальный кредит.

В Морском министерстве решили командировать Ф.К. Дриженко, который должен был на основании выполненного им обследования озера составить подробную программу работ и смету необходимых расходов.

Вопросы об объеме исследования Байкала впоследствии поднимались в Комитете Сибирской ж. д. ежегодно при обсуждении продолжения финансирования работы гидрографов. Главными инициаторами всестороннего изучения всего озера, в конечном счете, оставались сами гидрографы, и в первую очередь Ф.К. Дриженко. Базой для будущей гидрографической экспедиции стало село Лиственничное, лежащее на берегу Байкала, у самого истока реки Ангары.

Главные задачи рекогносцировки заключались в следующем: 1) осмотреть озеро для ознакомления с условиями плавания и для производства гидрографических работ; 2) примерно определить площади озера, требующие подробного шлюпочного промера глубин, менее подробного судового промера и, наконец, только глубоководных гидрологических изысканий; 3) примерно определить части берега, требующие топографической съемки с большей или меньшей точностью; 4) определить, насколько возможно распространить силами экспедиции по берегам озера триангуляционные работы, где (по необходимости) придется пользоваться лишь астрономическими пунктами; 5) по мере возможности произвести астрономические наблюдения для определения координат нескольких пунктов по берегам озера, а также магнитные, метеорологические и гидрологические исследования; 6) организовать водомерные посты с устройством при них простейших метеорологических наблюдений.

Благодаря выполнению всех поставленных задач, удалось в кратчайший срок составить первую меркаторскую карту Байкала. Эта двулистная морская навигационная карта появилась в начале 1897 г. Она была выполнена лейтенантом А.М. Бухтеевым и капитаном Я.В. Ивановым под руководством Ф.К. Дриженко. Опора на астрономические пункты определяла ее высокую точность по сравнению с прежними картами Байкала, например, с картой Черского (1880 г.), разница в положении пунктов на которой доходила в некоторых местах до 2 дюймов (т. е. 20 верст).

Кроме того, были произведены метеорологические наблюдения, измерения температуры воды на поверхности и на различных глубинах, фотографирование берегов, устройство водомерных постов (для наблюдения за уровнем), делались измерения магнитного склонения. С докладом о рекогносцировочных работах на Байкале Дриженко с большим успехом выступил в Географическом обществе в конце 1896 г.

Дриженко высоко оценил природно-хозяйственное значение Байкала и считал его всестороннее изучение первым шагом в «большом и истинно патриотическом деле» освоения природных богатств Прибайкалья. По его мнению, «исследование Байкальского озера весьма желательно с точки зрения государственных интересов и подготовки почвы для мероприятий, направленных к оживлению Прибайкальского края».

Работы Гидрографической экспедиции Байкальского озера начались весной 1897 г. Партия лейтенанта А.М. Бухтеева (лейтенанты И.И. Назимов, А.С. Боткин, штабскапитан Я.М. Иванов и поручик А.А. Георгиади) делала прибрежный промер вдоль Ф.К. Дриженко. Известный исследователь оз. Байкал. Вел глубоководные промеры Байкала, составил первую батиметрическую карту и судоходную лоцию (1896–1902 гг.). западного берега от Лиственничного на юг; другая партия, под началом Я.В. Иванова (штабс-капитан М.Н. Васильев, мичман Ф.М. Белкин и лекарь С.А. Кондратьев), выполняла ту же работу вдоль восточного берега в районе станции Мысовая.

Астрономические наблюдения в 1897 г. проводили Дриженко и Бухтеев. Глубоководные исследования Байкала в 1897 г. произвести не удалось из-за позднего прибытия из Петербурга необходимого для этого оборудования. Но кроме обязательных работ одним из членов экспедиции лейтенантом А.С. Боткиным были произведены естественноисторические исследования южной половины Байкала, которые заключались в сборе коллекций флоры и фауны, предметов, относящихся к религиозным обрядам местных шаманов, производстве драгировок дна озера, фотографировании и сборе этнографического материала.

Для того чтобы распространить эти исследования за пределы работ 1897 г., до северной границы залива Малое Море, Дриженко сумел выделить на несколько дней в распоряжение Боткина пароход «Иннокентий».

Свои исследования Боткин продолжал самостоятельно зимой 1898–99 г. В 1900 г. по распоряжению Главного гидрографического управления была напечатана его работа «Материалы для изучения озера Байкал» в типографии Морского министерства. В этой прекрасно изданной брошюре рассказано о выполненных Боткиным исследованиях, приведены карта с различными графиками, фотографии животных и растений Байкала и даже описан новый вид рыбы – бычок Cottus comephoroides Berg, открытый им в 1899 г.

В 1901 г. гидрографы завершили детальное исследование Байкала, вполне достаточное для потребностей мореплавания на озере, но, по предложению Дриженко, работы экспедиции решено было продолжить еще и в 1902 г. Кроме уточнения некоторых исследований прошлых лет, на моряков возлагалась работа по изучению реки Верхней Ангары и волока (сухопутного перешейка) между Верхней Ангарой и поселком Бодайбо на реке Витим. Эти новые исследования (топографическая съемка реки и волока, а также промер реки) были предложены Ф. К. Дриженко с целью изучения возможности прокладки пути от Транссибирской магистрали по Байкалу и Верхней Ангаре к Витимскому золотоносному району.

Для выполнения всех необходимых работ моряков разделили на 5 партий: 4 из них назначались для исследования Верхней Ангары и волока, и только 1 партия завершала работы на Байкале. В эту партию, находившуюся на винтовом пароходе «Иннокентий», входили Ф.К. Дриженко, капитан Адлер и доктор Панов. Дриженко интенсивно занимался магнитными и астрономическими наблюдениями: первые были произведены в 3 пунктах по течению Верхней Ангары и в селе Горячинском. Кроме того, А.В. Вознесенский, проведя 20 дней на винтовом «Иннокентии» для приема маяков и обойдя почти весь Байкал, произвел, по просьбе Дриженко, определение магнитного склонения в 13 пунктах по берегам Байкала, в то время как Федор Кириллович занимался астрономическими работами. В результате на картах Байкала после окончания работ экспедиции появилось 30 магнитных пунктов – количество, удовлетворяющее самым строгим требованиям, предъявляемым к морским картам. В этом же году, по инициативе Ахматова, впервые производилось определение силы тяжести в 7 пунктах на побережье Байкала. До 1902 г. сила тяжести в Сибири никем не измерялась и не изучалась.

К важным физико-географическим результатам экспедиции Ф.К. Дриженко следует отнести, прежде всего, создание первой морской карты в меркаторской проекции с нанесенными глубинами по всему озеру.

В области морфологиии и морфометрии Байкала Дриженко первый установил, что озеро состоит из 3 обособленных в физико-географическом отношении котловин: Южной, Средней и Северной, среди которых сама глубоководная – Средняя, а самая мелководная – Северная. Дальнейшие исследования другими учеными внесли некоторые коррективы в представления о морфологии Байкала, но общие основы остались незыблемыми. В том числе сохранились представления об асимметрии всех частей Байкала (т.е. всей котловины в целом), доказанные Ф.К. Дриженко. Ранее Дыбовский и Годлевский смогли доказать только асимметрию Южной котловины озера и наличие Селенгинской перемычки. Дриженко доказал также асимметрию шельфа восточного и западного побережий Байкала и заложил основу изучения донных отложений по всему озеру. Он же создал первые достаточно полные своды физико-географических данных о Байкале и топонимический – по побережью озера.

Были составлены атласы Байкала, волока и реки Верхней Ангары, начато переиздание карты южной части озера, выпущенной еще в 1900 г., отгравированы карты средней и северной частей Байкала.

Обобщающим трудом экспедиции стала «Лоция и физико-географический очерк озера Байкал» – капитальная, на 443 страницах книга, изданная Гидрографическим управлением в 1908 г. «Лоция» является прекрасным справочником по топонимике Байкала, ибо в ней объяснены значение и происхождение почти всех географических названий этого озера-моря. Книга великолепно издана, оформлена и проиллюстрирована очень качественными фотографиями, выполненными самим Ф.К. Дриженко.

В России до 1917 г. существовало 14 наименований лоций, и одна из них – «Лоция и физико-географический очерк озера Байкал». Не все океаны и моря имели свои лоции, а Байкал имел.

После экспедиции Дриженко исследования общих географических характеристик озера Байкал проводились многократно. Эти исследования начались в 1925 г. после перерыва, вызванного Гражданской войной; постоянная Байкальская экспедиция АН СССР под руководством Г.Ю. Верещагина, позднее реорганизованная в Байкальскую биологическую станцию, затем в Лимнологический институт Сибирского отделения АН СССР (ЛИН), систематически осуществляла работы на озере.

В 70-е гг., в связи с дальнейшим освоением Байкала, назрела острая необходимость создания современных навигационных карт и лоции озера Байкал. Для этого потребовалось провести новые исследования на озере с применением высокоточных методов и средств гидрографии. Такие исследования и были выполнены на Байкале в 1979–86 гг. комплексным экспедиционным отрядом, выделенным из 1-ой Тихоокеанской океанографической экспедиции (ТОЭ), базировавшейся в г. Находке.

В 1978–начале 1979 гг. был разработан подробный научно-технический проект на выполнение океанографических исследований в заданном районе. Создателем этого плана являлся один из самых профессиональных специалистов, капитан 3 ранга Г.А. Соболев. Предполагалось выполнить все работы на озере в течение 4 лет (в период сезонов 1979–82 гг.).

В общей сложности в этой экспедиции приняли участие несколько сотен офицеров, мичманов, матросов срочной службы и рабочих (от 60 до 140 человек ежегодно). Ими выполнено 76644 линейных километра промера, получены крупномасштабные планы основных портов на Байкале и ряда важных в навигационном отношении бухт, заливов и устьев рек. Среди них достаточно упомянуть Танхой, Листвянку, Култук, Байкал, Нижнеангарск, Северобайкальск, бухту Заворотную и устье реки Баргузин.

Вместо существовавших на старых картах 5 отличительных глубин выявлено 394 новых подводных объекта и навигационных опасностей. Обнаружены максимальная глубина озера Байкал (1642 м) и новый географический объект – Банка Дриженко. Результаты наблюдений представлены на 154 планшетах.

В 1985 г. Картографическое производство ТОФ выпустило в свет пособие «Таблицы скорости звука в воде озера Байкал и поправки эхолотов», подготовленное старшим лейтенантом Л.Г. Колотило и научным сотрудником ЛИН П.П. Шерстянкиным. Пособие затем использовалось при обработке материалов глубоководного промера и создании новых карт озера.

В начале 90-х гг. Гидрографическая служба Тихоокеанского флота на основе материалов экспедиции издала 5 новых карт озера Байкал. Затем были изданы карты (масштаб 1:200 000) всей акватории озера: – Озеро Байкал. Южная часть. М. 1:200000. Адмиралтейский № 62060. СПб.: ГУНиО, 1992; – Озеро Байкал. Средняя часть. От устья реки Селенги до мыса Ижимей. М. 1:200000.

Адмиралтейский № 62061. СПб.: ГУНиО, 1992; – Озеро Байкал. Средняя часть. От мыса Ижимей до губы Давше. М. 1:200 000. Адмиралтейский № 62062. СПб.: ГУНиО, 1992; – Озеро Байкал. Северная часть. М. 1:200000. Адмиралтейский № 62063. СПб.: ГУ- НиО, 1991. – Генеральная карта озера: Озеро Байкал. М. 1:500 000. Адмиралтейский № 61000. 2-е изд. СПб.: ГУНиО, 1993.

В 2000 г. основные картографические материалы экспедиции были срочно затребованы из Владивостока и Находки в Санкт-Петербург в Центральное картографическое производство ВМФ. Они понадобились для разработки цифровой карты озера Байкал в рамках международного проекта INTASS. Хочется верить, что это далеко не последнее обращение к уникальным материалам экспедиции тихоокеанских гидрографов.

Источник: Байкал: природа и люди : энциклопедический справочник / Байкальский институт природопользования СО РАН ; [отв. ред. чл.-корр. А. К. Тулохонов] – Улан-Удэ : ЭКОС : Издательство БНЦ СО РАН, 2009. – 608 с.: цв. ил.

Читайте в Воспользуйтесь поиском по энциклопедии

Термины

  1. Мифы и легенды Байкала
  2. Первые землепроходцы на Байкале
  3. Исследования Русского географического общества на Байкале (XIX в.)
  4. Исследования поляков на Байкале (конец XIX в.)
  5. Военные моряки-ученые на Байкале (ХIХ–ХХ вв.
  6. Комплексные академические исследования
  7. Научные исследования Байкала (XX-XXI вв.)
  8. Байкальская проблема (история решений)

Другие ресурсы

  1. Академические экспедиции XVIII века.
  2. Исследователи Иркутской области
  3. Маслов, Петр Павлович

Литература

  1. Ведерников Ю. Начала судоходства на Байкале и Селенге, — гор. Владивосток, 2008 г.
  2. Грачев М.А. Байкал в моей жизни // жур. «Наука из первых рук» № 1 (2) с. 124-143,  Изд ООО «ИНФОЛИО» — г. Новосибирск, 2004 г
  3. Колотило Л.Г. Военные моряки Байкала: проблемы исторической реконструкции деятельности военных моряков российского флота по физико-географическому изучению и освоению озера Байкал в ХVIII-ХХ вв.- Спб.: Наука, 2004.- 560 с.

Другие статьи: