Пятница, 22 июня 2018 18 +  Письмо редактору
Пятница, 22 июня 2018 18 +  Письмо редактору

Транспорт байкальской природной территории. Маяки


Транспорт байкальской природной территории. Маяки
Маяки стали использовать в глубокой древности в связи с развитием мореплавания. Вначале это были костры, разжигаемые на высоких склонах берега, а затем появились искусственные сооружения в виде башни; Маяки служили для опознавания берегов, определении места судна и предупреждения навигацкой опасности.

В России первые светящиеся маяки были построены в 1702 в устье р.Дона и в 1704 на Петропавловской крепости в Петербурге.

Первый маяк на Байкале был построен в 1761 по предписанию Сибирского губернатора Соймонова, который 30 апреля 1760 предписал Вульфу, иркутскому вице–губернатору, построить маяк на Байкале на Южном (Посольском) берегу, так как в 1759 в этом месте, которое служило якорной стоянкой, погибло много досчаников, принадлежавших частным судохозяевам.

На постройку маяка употребили 70 лесин и уплачено рабочим 8 руб. 52 коп. На первый раз было заготовлено 6 саженей дров.

Маяк был из бревен, в виде конуса, высотой 3–4 сажени, с мостом наверху, на котором, на земляной насыпи, жгли дрова. При южном ветре, когда досчаники не могли пускаться в плавание с северного берега, дров напрасно не жгли. Расходы на содержание и постройку маяка были отнесены за счет сборов.

2 июля 1763 последовало высочайшее указание о немедленной постройке маяка около пролива Прорва.

В 1784 маяк был построен при входе в гавань Посольской прорвы.

В 1774 маяк развалился от гнилости. Вскоре после этого разбилось 4 купеческих судна с товарами. Пока маяк не был построен, многие купцы разорились.

 В 1781 на Посольском берегу был построен новый казенный маяк. Высота его была 45 футов. В ясную погоду он был виден за 15 верст. Освещение его производилось с помощью фонаря, в котором жгли сало. Наблюдать за огнем постоянно назначалось два казака.

12 октября 1798 слюду вышибло ветром из фонаря и маяк сгорел.

В 1815 маяк на Посольском берегу построили вновь, а 1830 этот маяк потребовал исправления. Этим занялся лейтенант Иванов, начальник иркутского адмиралтейства. Иркутское начальство для этого не выделило никакой суммы, но судохозяева, жившие в Иркутске, собрали по подписке 455 руб. В 1832 на эти деньги маяк был исправлен.

К 1910 на Байкале были установлены следующие маяки:

 «Голоустинский» при устье реки Голоустинская, высота над уровнем Байкала 22 фута.

«Большая колокольня» на скале того же названия между бухтой Песчаная и Бабушкиной, высота огня 376 футов.

«Харауз» – на правом берегу устья протока р.Селенги, называемого Хараузом.

«Кобылья голова» – на мысе того же названия в проливе Ольхонские ворота, высота огня 45 футов.

«Туркинский» – на горе Туркинской, высота огня 1018 футов.

«Горячинский» – на мысе Горячинском, высота огня 63 фута.

«Ушканий» – на большом Ушканьем острове, высота огня 770 футов.

«Котельниковский» – на мысе Котельниковский, высота огня 525 футов.

«Душкачанский» – в устье р.Кичеры на правом ее берегу, высота огня 60 футов.

«Дагарский» – на острове Дагарском в устье р. Ангары, высота огня 62 ф.

Маяк на о.Ушканий посещался почтовым пароходом на пути из устья Баргузина в Круголик со значительным уклонением от прямого курса к западу. Подход к Ушканьим островам был опасен, требовался большой опыт и точность, чтобы лавировать между грядами подводных камней, что особенно трудно в тумане и в темные ночи. На острове не было жителей, кроме маячного смотрителя. Рыбного промысла на острове не велось, промышлял только сам смотритель для своих нужд, поэтому грузовые и рыбные катера туда не заходили.

Котельниковский маяк на западном берегу Байкала находился в безлюдной местности, где не было никаких промыслов. К этому маяку пароход заходил из Сосновки (на Восточном берегу), затем шел к Горемыке и устью В.Ангары. Такой маршрут был неудобен. Бухта у маяка была не защищена от ветров.

Дагарский маяк у устья реки Верхняя Ангара. Рыбные промыслы здесь были перенесены к устью р.Кичера, где находится другой маяк Душкачанский Расстояние между Чичевками и Дагарами 18 верст. От Дагар Душкачанский маяк был хорошо виден. Сообщение между ними было возможно в лодках по Байкалу в тихую погоду, а в бурную по так называемому «сору», рукаву, соединяющему Ангару и Кичеру недалеко от своих устьев.

Маяк в устье р.Баргузин. Здесь было значительное движение грузов и пассажиров, сюда часто заходили все пароходы и катера по пути в Ангарск. Заход к устью без маяка был труден, т.к. в самой губе от реки есть мели, так называемые «лопатки». Кроме судов маяк служил рыбопромышленникам, занимающимся рыбной ловлей в широких размерах.

 Маяк в местности «Сосновка» указывал путь пароходам вдоль встречного берега при выходе из кургуликсого залива. В Сосновку заходил почтовый пароход по расписанию и катера, доставляющие большими партиями рыбопромышленников и зверопромышленников.

 На Горемыкинский маяк на западном берегу часто заходили пароходы с грузами и пассажирами, в селе Горемыкинском жители занимались хлебопашеством и рыболовством.

При каждом маяке были жилые постройки. Каждый маяк состоял из 7–10–саженной пирамиды с маячной будкой на ней. Стоил маяк от 700 до 1500 руб.

При маяке был деревянный оштукатуренный внутри дом 3×4 сажень, баня 3×3 сажень, конюшня, амбар и другие постройки общей стоимостью не менее 2500 рублей. Деньги на постройку маяка брались из ежегодного кредита обсерватории в 11000 руб., предназначенных для содержания всех 10 маяков на Байкале. Иркутская обсерватория находилась в ведении Академии наук, которая не занималась вопросами улучшения плавания судоходства на Байкале. Все технические и практические вопросы разрешались Министерством Путей сообщения, Иркутской обсерватории заботы по содержанию маяков были переданы временно, до образования в Иркутске Округа Путей сообщения и потому, что смотрители маяков являлись наблюдателями метеорологических станций, находящихся при маяках. В распоряжении обсерватории также не было специалистов для установления новых маяков. Строительством маяков занималось управление дорожными и строительными частями.

Пока работала экспедиция Дриженко, сообщение маяков с Иркутском для снабжения их керосином, провизией, рабочими для ремонта обеспечивалось пароходом экспедиции. Кроме того, пароходство Немчинова по просьбе Дриженко выражало согласие безвозмездно при помощи попутных пароходов поддерживать сообщение с маяками. Иркутский губернатор пригласил всех пароходо и судо–владельцев. оказывать содействие маячным смотрителям.

7 мая 1901 было высочайше утверждено заведывание маяками возложить на директора Иркутской магнитно–метеорологической обсерватории.

В 1902 заведующий маяками Байкала директор обсерватории Вознесенский поставил пароходству условие, по которому пароходы правильных рейсов обязаны были заходить на все маяки, доставлять маячные грузы, смотрителей и рабочих на маяки и обратно без особого вознаграждения.

В 1899 на Байкале были открыты маяки в следующем порядке:

«Голоустинский» – в устье реки Голоустной – 30 июня.

«Большая колокольня» – на склоне между бухтами Песчаной и Бабушка – 30 июля.

«Харауз» – в устье реки Селенги, называемом Харауз – 14 сентября.

«Кобылья голова» – в Ольхонских Воротах, на месте того же названия – 6 сентября.

К 1900 уже действовало 10 маячных и две пары створных огней, расположенных между Лиственичным и устьем р.В. Ангара.

 К 1910 значение некоторых маяков для местных нужд изменилось. Появилась настоятельная потребность в устройстве новых маяков в других пунктах. По предписанию генерал–губернатора Селифанова были опрошены через местных губернаторов крестьяне–рыболовы, владельцы судов на озере Байкал, директор обсерватории о необходимости изменения положения о маяках для большого удобства плавания по Байкалу. 12) По рассмотрении поступивших на эти запросы ответов было решено упразднить Котельниковский маяк и установить три новых маяка:

Баргузинский (по сметной стоимости – 6.971 руб.36 коп.)

Горемыкинский (стоимостью 5.132 руб.)

Сосновский (стоимостью 5.965 руб.) Общей стоимостью – 18.070 руб.11 коп.

Место в Баргузинской губе при устье реки Баргузина – одно из наиболее оживленных в рыбопромышленном и судоходном отношении. С ранней весны здесь устраивался значительный лов рыбы. Кроме рыбаков, сюда часто приходили грузовые суда, доставлявшие грузы для города Баргузина и Баргузинской тайги. Осенью сюда возвращались обратно из Ангарска рыбопромышленники. А из Баргузинской губы отправлялись целыми баржами охотники–зверопромышленники на осенний промысел вдоль берегов Байкала. Несмотря на сравнительно большую оживленность движения с Усть–Баргузина, ни судовладельцами, ни рыбопромышленниками ничего не делалось для ограждения входа в бухту. Пароходы здесь из–за мелководья ставились далеко от берега, при быстром же течении р.Баргузин на устье его очень часто случались аварии, часто даже гибли люди из–за неправильного курса, взятого лодкой, при низменных берегах и при плохом освещении трудно было найти вход в реку, поэтому важно было установить в устье р.Баргузин маячный огонь. 

Другим местом, наиболее желательным для установки маяка, считали скалу Лударь, при входе в бухту Горемыка. Поставленный здесь маяк был необходим для указания входа в Горемыкинскую бухту. Кроме того, учреждение регулярных заходов в бухту при селе Горемыка необходимо для существующего там единственного селения на западном берегу Байкала, живущего наполовину земледелием, которое было без регулярного сообщения. Пароходы здесь останавливались только случайно, что не могло отрицательно не повлиять на существование местного населения, заброшенного в такой далекий угол Байкала. Так же и на фрахты грузов, которыми занимались капитаны пароходов по своему усмотрению, а не по обязанности.

Необходим был маяк и в местности Сосновка, куда доставлялись большие партии рыбопромышленников и зверопромышленников, для того, чтобы указывать путь вдоль восточного берега Байкала при выходе из Кургуликского залива. 13)

Осмотр маяков на озере Байкал и составление проекта и сметы было поручено младшему архитектору Строительного отделения Пегазу в 1911 году 14). Строительство маяков до 1917 не было осуществлено 15). Строительство маяков должно было осуществляться на средства Управления дорожной и строительной частями 16).

Для сигнализации в случае особей необходимости в заходе пароходов на Байкальские маяки вывешивались днем белые флаги, а ночью зажигались добавочные огни в доме 17).

 При правильных рейсах заходы на маяки, доставка маячных грузов смотрителей и рабочих осуществлялись бесплатно 18).

Делом постройки и ремонтом маяков в период их существования на Байкале, с появлением первого маяка в 1761 году до начала XX в., занимались административные лица на средства, выделяемые из сборов за перевозку грузов с частных судовладельцев, их добровольных пожертвований и сумм, ассигнованных иркутской казенной палатой, а затем, Управлением дорожной и строительными частями. Администрация, так же, как и частные судовладельцы, была заинтересована в безопасном плавании по озеру, так как через Байкал перевозились казенные лица и грузы.

Типы байкальских маяков за период до начала XX века претерпели существенные изменения от простейших сооружений в виде костра до комплекса специально проектируемых построек с использованием фонарей, в которых жгли масло.

Первыми смотрителями маяков были назначаемые администрацией казаки, затем крестьяне, в конце XIX века – лица, занимающиеся, метеорологическими наблюдениями на метеостанциях при маяках. Поэтому, с конца XIX в., маяки входили в ведение Иркутской обсерватории от Академии наук, хотя все технические вопросы решало Министерство путей сообщения.

Необходимое количество маяков на Байкале появилось лишь к началу XX века, когда было проведено полное исследование озера.

Наличие маяков на Байкале повлияло на увеличение количества судов, усиление грузоперевозок.

Примечания

  1. Большая Советская энциклопедия. — М. — Сов. энциклопедия, 1974. — Т.15.
  2. Лосев А. Обозрение разных происшествий истории и древностей, полагающихся в Иркутской губернии и в сопредельных оной странах бывших. Провинция. — Иркутск. 1993. — С. 296. (ист. Посев А. Летопись…)
  3. Стебнев А. Байкал и его судоходство. Морской сборник. 18 ЭО № 8. — С.33.
  4. Там же, с. 34.
  5. ГАИО. ф. 31, оп. 1, д. 202, л. 61.
  6. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 293, л. 16.
  7. Там же, с. 29.
  8. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 202, л. 60.
  9. Там же. — Л. 117.
  10. ГАИО, ф. 312, оп. 1, д. 303, л. 7.
  11. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 302, л. 60.
  12. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 202, л. 117.
  13. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 293, л. 117.
  14. Там же, л.2 9.
  15. Там же, л. 39.
  16. Там же, л. 26.
  17. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 202, л. 81.
  18. ГАИО, ф. 31, оп. 1, д. 293, л. 29.

Литература

  1. Елизарова Л. И. Байкальские маяки // Краеведческие записки, вып. 1. – Иркутск, изд–во журнала «Сибирь». – 1994. – С. 50–56.

© 2018 Моя Бурятия — Новости
Улыбнитесь и улыбка к вам вернется