Бурятия, общественно-политические партии и движения в 1988-1998 гг.

Одним из важных последствий начавшейся в 1985 г. в СССР перестройки идеологической системы и всех устоев общественной жизни стало воз­никновение многопартийности на общероссийской политической арене и национального движения как фактора национально-культурного возрождения в регионах. Не осталась в стороне от этого процесса и Бурятия. На сегодняшний день все главные политические партии страны (Единая Россия, КПРФ, ЛДПР) имеют свои отделения в республике. Национальные партии-движения как пар­тии практически сошли на нет, но в начале перестройки они сыграли очень важ­ную роль в укреплении национального менталитета в республике.
К числу первых общественно-политических бурятских национальных пар­тий и движений можно отнести такие организации как национально-культурное объединение «Гэсэр» и Группу бурятской интеллигенции (впоследствии Союз бурятской интеллигенции).
В марте 1988 г. в Улан-Удэ было создано первое с начала перестройки не­формальное политическое объединение «Гэсэр». Оно состояло из небольшого количества молодежи, студентов, молодых священнослужителей-хувараков, учителей, работников культуры. Объединение имело программу, ставившую политические и культурные задачи. В качестве главной политической задачи «Гэсэр» ставил восстановление национально-республиканского единства, разру­шенного в 1937 г. Также выдвигались требования возвращения исторического наименования республики — Бурят-Монголия, упраздненного в 1958 г., и отстав­ки руководителя Республики «за несоответствие праву на самоопределение и са­моуправление». Последнее требование исходило из опыта спонтанного стихий­ного движения в Казахстане в декабре 1986 г. против партийно-политических кадровых изменений. Объединение «Гэсэр» национально-культурные задачи ви­дело в восстановлении бурятского языка как предмета во всех общеобразова­тельных учреждениях Бурятии и округов (Агинского и Усть-Ордынского), пре­подавания учебных предметов на бурятском языке во всех бурятских школах, восстановления дацанов и дуганов, национальных праздников, традиций, обря­дов, например, бурят-монгольского нового года по лунному календарю «Сагаалган». Важной задачей считали в объединении восстановление правдивой исто­рии народа, а также полнокровных связей с родственными народами и культура­ми Центральной Азии.
Идеи восстановления национальной государственности, перерастания Бу­рятской АССР в союзную республику, восстановления культуры бурятского на­рода обсуждались Группой бурятской интеллигенции, состоявшей из молодых ученых, художников, архитекторов, биологов, врачей и т.д. Группа, позднее получившая название Союз бурятской интеллигенции, проводила собрания по про­блемам как бурят, так и всего населения Бурятии в вузах города, в библиотеках, в Молодежном жилищном комплексе Улан-Удэ. Новым в работе было установ­ление сотрудничества с Народными Фронтами Республик Балтии, Народным Рухом Украины, московскими демократическими организациями «Мемориал», Межрегиональная депутатская группа. Это объединение направляло письма-об­ращения руководителям КПСС и страны с требованием решить бурятские наци­ональные проблемы, и даже предлагало механизмы решения. В числе важней­ших в работе группы была постановка вопроса о восстановлении народных тра­диций, в частности, возвращении народам Бурятии «Сагаалгана» уже в качестве республиканского праздника, организация в газете «Правда Бурятии» факульта­тива по бурятскому языку.
Несовершенство законов о политических партиях и объединениях вызвало к жизни множество организаций, которые провозглашали себя партиями, вели альтернативную КПСС политическую деятельность. Первой политической пар­тией Бурятии, основанной на приоритете этнических проблем, провозгласила се­бя Бурят-монгольская народная партия (БМНП), учредительная конференция которой состоялась в сентябре 1990 г. Своей главной целью партия провозгласи­ла возрождение бурят-монгольского народа через «духовное очищение и восста­новление единой национальной государственности». Однако ввиду необычности этнически ориентированного движения, заявление об оппозиции местной власти было встречено негативно населением республики, что отразилось и в поведении средств массовой информации, имевших проправительственный настрой. Так, уже учредительная конференция молодой партии подверглась жесткой критике со стороны всех республиканских газет. Это отношение преследовало данную партию все годы ее существования вплоть до ее схода с политической сцены. БМНП принимала участие в законотворческой деятельности, выступая с 1990 по 1994 гг. с законодательной инициативой в Верховном Совете Республики Буря­тия, представляла немало предложений по реформе избирательной системы, по поэтапному восстановлению единства народа и Республики, по формированию многопартийной системы на основе равенства всех партий и движений. БМНП активно участвовала в Общебурятском хурале-съезде в ноябре 1992 г., в Научно-практической конференции по проблемам государственности Бурятии в январе 1993 г., в Международной конференции по проблемам коренных народов России в 1992 г., провела широкую акцию с требованием воссоединения населенных бу­рятами территорий в составе Иркутской и Читинской областей с Республикой во время визита Президента РФ Б.Н. Ельцина в Бурятию в мае 1992 г.
Как большинство демократических партий, БМНП не избежала свойствен­ных демократам болезней, трудностей и ошибок. За последние годы она не про­явила себя политической силой, способной расширить социальную базу и, таким образом, повлиять на ход общественно-политической жизни республики. Пар­тия не принимала участия в избирательных кампаниях как самостоятельная по­литическая организация, не участвовала в такой крупной общественной акции как обсуждение Концепции национальной политики, в I и II съездах народов Бу­рятии, она не реагировала на другие важные события, касающиеся националь­ной государственности Республики, статуса Усть-Ордынского округа и сошла с политической сцены.
БМНП дала толчок появлению новой общественно-политической организа­ции — Движению национального единства «Нэгэдэл», которое ставило те же це­ли, что и БМНП, как в этнополитическом обеспечении саморазвития, так и в эт­нокультурном. Оно было зарегистрировано в Минюсте Республики 16 марта 1992 г., и в ходе своей работы пыталось существенно изменить политические формы работы, организационно-партийные подходы. Так, ДНЕ акцентировало основное внимание на поэтапном проведении конкретных мероприятий с при­влечением широкого круга бурятской интеллигенции. ДНЕ организовало ком­мерческую деятельность своих членов. Это позволило создать штат освобож­денных партийных функционеров от 7 до 12 человек, проводить общенацио­нальные съезды, научно-практические конференции и другие крупные общест­венно значимые мероприятия. ДНЕ приняло участие в Международной конфе­ренции по проблемам коренных народов России, организованной Российской Ассоциацией содействия ООН в Иркутске 15-19 сентября 1992 г. В итоговом до­кументе Конференция внесла предложение в Верховный Совет страны «изучить вопрос и принять постановление о реабилитации бурятского народа, подвергше­гося репрессии в 1930-е годы, дать политическую и правовую оценку постанов­лению ВЦИК от 26.09.1937 г., которым антиконституционным путем были из­менены национально-территориальные границы Бурят-Монгольской АССР и разрушена единая государственность бурятского народа…»
Одним из наиболее крупных и общественно значимых этнополитических со­бытий и мероприятий «Нэгэдэл» был Общебурятский хурал — съезд, состояв­шийся 17-19 ноября 1992 г. в Улан-Удэ, в помещении Театра оперы и балета Бу­рятии. Республиканская пресса продолжительное время обсуждала различные материалы этого крупного форума.
Хуралу-съезду уделили большое внимание органы власти, в течение не­скольких месяцев проводившие пресс-конференции и другие мероприятия с уча­стием должностных лиц республики, автономий, на которых звучала критика проектов хурала.
Общебурятский хурал-съезд стал предметом обсуждения на Областном соб­рании актива всего региона во время приезда вице-президента страны А.В. Руц­кого. На этом собрании представитель Бурятии министр Н.Н. Найданов проин­формировал, что Бурятский хурал-съезд рассматривал лишь разные аспекты реабилитации репрессированного бурятского народа, и что одно из предложе­ний хурала об интеграции интересов Байкальской Азии неправомерно считать за требование воссоединения с Монголией.
С основным докладом на хурале-съезде выступил председатель Оргкомите­та, председатель Правления ДНЕ «Нэгэдэл», осветивший вопрос «О политиче­ской ситуации в республике, Федеративном Договоре и задачах дня.» Обрисовав политическую систему Республики и ее основные силы, докладчик охарактери­зовал Федеративный Договор, принятый 31 марта 1992 г., как начало качествен­но нового этапа развития Федерации и федеративных отношений. При этом им были подвергнуты критике положения Договора о разграничении предметов ве­дения и полномочий между органами власти РФ и органами власти суверенных республик как недостаточно корректные, ущемляющие интересы дальнейшего самоопределения. Основной проблемой в республике докладчик обозначил пра­ктически полное сохранение командно-бюрократической, причем, однопартий­ной номенклатурной системы, совершенно далекой от задач федеративного раз­вития страны, нахождение суверенной Бурятией своего достойного места в но­вой федерализующейся российской государственности. Необходимо установить равновесие двух ветвей власти через конституционные и законные рычаги сдер-жек, также крайне важно на данном этапе истории республики и бурятского на­рода определиться в преимуществах для нее парламентской модели республики, без единого главы-президента. Паритет двух ветвей власти, паритет бурятского и русскоязычного населения в обеих органах должен быть общим требованием к реформе власти в республике. В качестве механизмов решения данных задач было предложено, в частности, ввести многомандатную избирательную систему, позволяющую восстановить паритетное представительство бурятского и рус­скоязычного населения и квотное обязательное представительство эвенков. Впервые прозвучали идеи введения гражданства республики, законодательной защиты Байкала, объединения на конфедеративной коалиционной предвыбор­ной основе всех или большинства демократических организаций, стремящихся сформировать основу демократической государственности — парламент.
В итоговом документе съезда говорилось о необходимости реабилитации репрессированного бурятского народа, содержалось требование к власти рес­публики рассмотреть разработанный данным съездом проект Постановления по реабилитации бурятского народа. Предлагалось также создать Фонд воз­вращения бурят-беженцев, организовать штат Фонда, определить размеры оказываемой беженцам помощи, содействовать размещению их на территории исторической родины проживания. Подчеркивалось, что возвращающиеся из Китая шэнэхэнские буряты, предки которых бежали от притеснений на роди­не со стороны разных властей, сталкиваются при возвращении с большими проблемами, что и привело к необходимости поставить на Общебурятском ху­рале-съезде вопрос об организации миграционной службы для возвращающих­ся бурят.
Правительству РФ предлагалось в данном проекте, совместно с правитель­ством РБ, принять меры по возвращению культурных, архивных ценностей, предметов культа, выделить средства на восстановление 44 буддийских дацанов разрушенных в 1920-1930-е годы, и духовных учебных заведений, уничтожен­ных советской властью на территориях проживания бурят-монгольского народа.
Министерству образования РФ предлагалось оказать содействие органам образования на территориях проживания бурят-монгольского народа в восста­новлении обучения на родном языке, этнизации образовательной политики, от­крытия бурятских школ в местах компактного проживания бурят.
Движением «Нэгэдэл» были проведены научно-практические конференции в 1993-1996 гг. в г. Улан-Удэ и поселке Усть-Ордынский по обсуждению право­вых аспектов поставленных проблем. В январе 1993 г. движение организовало и провело на свои средства четырехдневную Международную научно-практиче­скую конференцию, в которой приняло участие более 80 ученых, политиков, представителей бурятской интеллигенции трех субъектов РФ, а также ученых-монголоведов из Монголии и Японии. Конференция, обсуждавшая вопрос «Проблемы государственности и суверенитета Бурятии» в соответствии с реше­ниями прошедшего в ноябре Общебурятского хурала, разработала ряд рекомен­даций органам власти и управления республики, в частности, по национально-го­сударственной реформе в Бурятии.
Конференция единодушно признала, что сохранение федеративного разви­тия российской государственности необходимо всему обществу, всем социаль­ным институтам, общественным и политическим формированиям граждан, го­товым поддержать процессы демократизации, федерализации и суверенизации в стране. Признавалось, что при пассивности общества, его гражданских структур страна вновь вернется в традиционное командно-административное государство.
Целью политической реформы в Бурятии конференция признала построе­ние конституционных основ реальной государственности Бурятии, базирующей­ся на реализации незыблемого принципа международного права — права народа на самоопределение и развитие, на приоритете прав и интересов гражданина Бу­рятии, на ее экономической самостоятельности.
Главными направлениями политической реформы в РБ решено признать следующее: реализацию всеми субъектами республиканского права оптималь­ной для многонациональной республики модели государственности — парламент­ской республики с конституционно-законодательным разграничением предме­тов ведения; формирование парламента как органа законодательной и предста­вительной власти, избираемого на альтернативной основе, работающего на про­фессиональной освобожденной основе, формируемого на принципе паритетного представительства бурятского и русскоязычного населения; введение института президентства как гаранта Конституции Республики, ее суверенитета и целост­ности, права коренного бурятского народа на самоопределение. Кроме того, по аналогу с Республикой Саха-Якутия, предлагалось ввести в правовую систему республики общепризнанные принципы и нормы международного права, рати­фицировать их Народным Хуралом, а также разработать новую Конституцию РБ, в которой конституировать этнические статусы бурят, эвенков и старожиль­ческого населения.
Движение «Нэгэдэл» участвовало не только в общебурятском возрождении, но и во всемонгольском. Деятели движения участвовали во всех фестивалях монголоязычных студентов, многих форумах демократической общественности Монголии с самого начала перестройки, коснувшейся и социалистических стран, в том числе и Монголии.
Так, например, движение «Нэгэдэл» было приглашено участвовать в работе Всемирного форума монголов в Улан-Баторе, на котором рассматривались воп­росы возрождения в новых изменившихся условиях монгольских народов, исто­рической судьбой разделенных между несколькими государствами, но стремив­шихся всегда к духовному сближению и интеграции. Монгольский форум, про­ходивший в течение 10 дней в сентябре 1993 г., отражал стремление некоторой части общественности монгольских народов к восстановлению полнокровных родственных связей, к духовному воссоединению, возрождению единой истории, культуры, старомонгольской письменности, общих традиций и обычаев.
В 1996 г. Правительство республики Бурятия выступило инициатором созы­ва очередного II Всебурятского съезда, чтобы провести отчеты и выборы руко­водства Всебурятской ассоциации развития культуры. Президентом ВАРК вто­рично был избран художник (живописец, чеканщик) Д.-Н. Дугаров, первым ви­це-президентом — ученый-фольклорист Б.Д. Баяртуев. В числе острых органи­зационных вопросов стал вопрос о создании Конгресса бурятского народа, при­званного выполнить роль представительного органа бурятского народа. ВАРК, выполняя функции исключительно культурного развития, функционально не был подготовлен к политическим действиям. II Всебурятский съезд избрал Кон­гресс, в состав которого вошли активные сторонники углубления этнополитического диалога.
Соответственно принятым на съезде целям и задачам Конгресс организовал работу в бурятских округах Иркутской и Читинской областей, провел серию на­учно-практических конференций по проблемам бурятского народа, среди кото­рых можно выделить Международный симпозиум «Бурят-монголы накануне III тысячелетия: опыт кочевой цивилизации. Россия-Восток-Запад в судьбе на­рода», который принял в своих рекомендациях значительное количество поли­тико-правовых положений по проблемам бурятского народа. В целях реализа­ции права бурятского народа на самоопределение, достижения межнациональ­ного согласия симпозиум рекомендовал Народному Хуралу и Правительству РБ принять закон о национальном паритете в республике при формировании орга­нов власти и самоуправления, гарантирующей равноправие коренного этноса, с одной стороны, и преобладающей этнической общности — русских, с другой.
Симпозиум рекомендовал также, от имени Конгресса бурятского народа, об­ратиться в Государственную Думу РФ с просьбой приступить к рассмотрению вопроса о ратификации Россией Конвенции № 169 Международной Организа­ции Труда о правах коренных народов.
По мнению участников, введение этой Конвенции в правовую систему России позволяло коренным народам активнее и качественней вести борьбу за свои гра­жданские, политические, экономические, культурные, земельные и другие права, отстаивать их на основе конкретного международно-правового документа.
Конгресс стремился усилить свое влияние на процесс принятия решений в органах власти и управления. Так, Совет Конгресса неоднократно вносил пред­ложения в Народный Хурал, затрагивающие коренные интересы своего народа. Конгресс принял деятельное участие в обсуждении пяти вариантов Концепции государственной национальной политики Бурятии, отстаивая принципиальные положения, защищающие различные права этноса.
Большое внимание Конгресс в своей деятельности уделял непосредственно вопросу реабилитации своего народа, поэтапному восстановлению единой госу­дарственности. Необходимо отметить, что в конце 1980-х — начале 1990-х годов эта тема стала одной из самых обсуждаемых в разных кругах бурятской общест­венности. Новому ее подъему способствовал выход в апреле 1991 г. закона о ре­абилитации репрессированных народов. Появился целый ряд общественных ор­ганизаций бурятского народа, которые подняли на щит идею — «залечить крово­точащую рану в судьбе народа». Представители научной, творческой интелли­генции стали активно выдвигать требования к органам власти о признании неза­конным Акта 1937 г. и о реабилитации бурятского народа. В результате мощно­го подъема национального движения бурят руководство республики поставило вопрос о реабилитации бурятского народа перед Правительством России, одна­ко никакого решения этой проблемы не воспоследовало.
Следует заметить, что в начале 90-х годов практически никакая из бурят­ских общественных сил и организаций как в республике, так и в округах не ос­паривала и не отрицала возможность воссоединения с республикой отторгнутых территорий законным путем. Но в связи с повышением самостоятельности и прав округов окружные руководства, получившие права самостоятельных субъ­ектов Федерации, стали все больше выступать лишь за культурно-духовное еди­нение народа, его национально-культурное возрождение. В таких условиях Кон­гресс, недовольный формализмом действий органов власти автономных бурят­ских территорий, вновь актуализировал проблему раздела республики. Так, Конгрессом были проведены конференции, собрания общественности, направ­лены обращения в органы власти России, Бурятии, округов и бурятских районов вне автономии.
Постепенно накал страстей, вызванный проблемами начального этапа наци­онального возрождения, затих. Значительная часть вопросов была снята приня­тием законов Российской федерации и Республики Бурятия, особенно касавших­ся проблем языка и национальной культуры. Некоторые вопросы снимались са­мим развитием политической обстановки в России. Распад СССР привел к от­торжению массами населения идей, в которых отдаленно можно было разгля­деть деструктивные тенденции. В экономической части настроения первона­чального суверенитета столкнулись с реальностями рынка, требующего едино­го экономического пространства. Государство, сняв с себя груз социально-эко­номических забот, переложило его на плечи населения, породив ситуацию все­общей борьбы за индивидуальное выживание. Это в свою очередь снизило уровень социальной мобильности населения. Общий спад социально-политической активности населения привел к падению общей динамики этнополитических объединений. Эта ситуация осложнилась и со значительным сокращением кад­рового резерва и квалифицированных специалистов, особенно по цивилизационным процессам. Кончина видных деятелей Конгресса, инициаторов его созда­ния И.Т. Павлова, В.Б. Саганова, Е.М. Егорова оказалась невосполнимой утра­той и деятельность Конгресса пошла на спад.
Вместе с тем этнополитические организации постоянно несут в себе потенци­ал внутренней мобилизации и способны при определенных условиях проявить мгновенно возникающую активность. Обсуждение вопроса об упразднении Усть-Ордынского округа спровоцировало подъем этнической активности. Так, Всебурятская ассоциация развития культуры, Совет Конгресса бурятского народа, Ас­социация землячеств этнической Бурятии и ряд других формирований этноса значительно активизировали политическую деятельность в целях защиты право­вого статуса одного из бурятских субъектов Федерации. В этих целях проведены выездные «Круглые столы» в Агинском и Усть-Ордынском округах, а также в Народном Хурале РБ, в бурятских культурных центрах. ВАРК и Конгресс орга­низовали обращения видных деятелей науки, образования, культуры к депутатам Госдумы, органам власти бурятских округов с призывом не допустить силового решения проблемы слияния Усть-Ордынского округа с областью. В результате работы этнических формирований с привлечением ученых, депутатов, общест­венности представительные органы двух округов приняли постановления и обра­щения к органам власти федерации, в которых выражается твердое несогласие с попытками упразднить национальные субъекты. В этой большой работе ВАРК и Конгресс опираются на свои окружные отделения — бурятские культурные цен­тры в городах Иркутске и Чите. Можно отметить, что окружные структуры го­ловных бурятских организаций вошли в активный заинтересованный диалог с ад­министрациями и парламентами своих Округов. В частности, в результате актив­ной совместной пропагандистской работы органов власти и управления Агинско­го округа, ВАРКа, в данном бурятском субъекте нет вопроса об укрупнении с об­ластью, руководство которой поддерживает взаимовыгодное сотрудничество.
Наиболее значительным национально-культурным центром коренного ти­тульного этноса является, безусловно, Всебурятская ассоциация развития куль­туры (ВАРК). Имеющая штат освобожденных деятелей, она занимается отста­иванием прав и интересов расколотого на несколько частей бурятского народа, проводит общебурятские мероприятия по возрождению родного языка, нацио­нальной культуры, традиций и обычаев, национального самосознания.
По инициативе Президента ВАРК, народного художника СССР Д.-Н. Д. Дугарова, ныне покойного, рядовое профтехучилище качественно выросло в Ли­цей традиционных искусств народов Прибайкалья, где возрождаются и осваива­ются древние навыки и мастерство бурят по чеканке, резьбе по дереву, кости, изготовлению амулетов, украшений, ножей, кинжалов, одежды и прочих пред­метов народного быта и культуры. ВАРК издает популярные, пользующиеся спросом, произведения бурятских авторов, проводит общебурятские мероприя­тия этноформирующего характера, как Гэсэриада, Гурбан бэрхэ, Сагаалган и др. С 1991 г. проведен целый ряд крупных, в том числе международных, науч­но-практических форумов, в которых участвовали ведущие ученые-обществове­ды Бурятии, общественные, религиозные и государственные деятели трех бу­рятских субъектов РФ, ряда других территорий с монгольским и тюркским насе­лением. После III Всебурятского съезда, прошедшего в 2002 г., в деятельности ассоциации заметны значительные сдвиги, обусловленные стремлением нового руководства ВАРК своевременно реагировать на факты ущемления прав этно­са. Так, когда усилились выступления в СМИ известных сил, стремящихся к ли­квидации национально-государственных образований в РФ, в частности, прошла кампания по слиянию Усть-Ордынского Бурятского Автономного округа с Ир­кутской областью, Совет ассоциации не остался в стороне и выступил в защиту прав автономии западных бурят. В целом можно сказать, что ВАРК ныне пыта­ется на деле отстаивать национально-государственные, общественно-политиче­ские права и интересы народа. Такая позиция ВАРК встречает одобрение бурят­ской общественности.
 
В 1992 г. этнокультурная группа шэнэхэнских бурят, реэмигрировавшая на родину из Внутренней Монголии КНР, организовала свой центр в Бурятии, где проводит культурно-развлекательные мероприятия, пользующиеся громадным интересом в бурятском народе (Бороноева. 2001).
Таким образом, рассмотренные нами национальные общественно-политиче­ские организации Бурятии, действовавшие в 1991-1998 гг., их деятельность, про­граммы и лозунги, результаты их влияния дают основание для следующих обоб­щений:
Основной политической задачей бурятского национального движения в тот период являлось закрепление в Конституции Республики Бурятия и округов прав и свобод народов, а также тех демократических завоеваний, которые дала политика перестройки и демократизации общественной жизни стране в целом. Однако к концу 90-х годов процессы национального и культурного возрождения начинают ослабевать, а с 1998 г. этнополитическое движение трансформирует­ся в этнокультурное и продолжает оставаться таким в первые годы XXI в.
В целом этнически ориентированные политические организации Бурятии, не привлекая на свою сторону другой этнический электорат, не получили перспектив дальнейшего роста и влияния. Общественно-политическая ситуация, и этнополитическая в частности, продолжают оставаться в республике Бурятия спокойной, стабильной, обусловленной глубоко укоренившимися за века совме­стного проживания взаимоотношениями между бурятским и русским населени­ем, традициями дружбы и взаимовыручки.

 

Другие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *