Бурятия, музыка

Бурятское профессиональное музыкальное искусство стало складываться в начале 20-х годов XX столетия. Его основой явился бурятский музыкальный фольклор. На основе народной музыки возникли практически все националь­ные профессиональные школы, каждая из которых содержит образцы различ­ного использования фольклорного наследия. За 80 лет существования профес­сиональной музыки Бурятии сложились особые национальные средства вырази­тельности. При этом формы связей профессиональной музыки с фольклором с течением времени менялись. «От прямого цитирования народных напевов ком­позиторы шли к более сложному, опосредованному претворению фольклора в своей музыке, но всегда профессиональное искусство Бурятии опиралось на древнейшую народную ладовую систему — ангемитонную пентатонику. И в наше время национальная музыка Бурятии, так или иначе, связана с этим пятиступенным ладом» (Куницын. 1990. С. 175). Первыми сочинениями молодых бурятских композиторов были обработки народных песен, массовые песни, инструмен­тальные пьесы.
История бурятской профессиональной музыки — это, одновременно, и исто­рия творческого содружества бурятских и русских музыкантов. Русские компози­торы, исполнители-инструменталисты, дирижеры, музыковеды и педагоги вне­сли большой вклад в развитие профессиональной музыки республики. В историю бурятской музыки вошли имена таких музыкантов, как В.Д. Обыденная, П.М. Берлинский, В.И. Морошкин, P.M. Глиэр, М.П. Фролов, Л.К. Книппер и др.
Установленные еще в дореволюционный период контакты между бурят­ским и русским народами, процессы взаимовлияний художественных традиций подготовили благоприятную почву для интеграционных процессов музыкальной культуры. В профессиональной музыкальной культуре Бурятии наблюдаются в крупном плане две тенденции: одна из них проявляется в приобщении к мирово­му музыкальному искусству через освоение традиций и ценностей русской куль­туры; другая — сказывается в стремлении развивать традиционное направление бурятской музыки, суть которого в возрождении и утверждении традиций, раз­витии на новом уровне национальных музыкальных форм и жанров.
В становлении бурятской профессиональной музыки выделяются три пери­ода: 30-40-е, 50-60-е, 70-90-е годы XX столетия. Данная дифференциация отра­жает изменение основных музыкальных параметров: жанровой системы, драма­тургии, стиля. У истоков профессиональной бурятской музыки стояли компози­торы старшего поколения, первые национальные композиторы Д. Аюшеев (1910-1971), Б. Ямпилов (1916-1989), Ж. Батуев (1915-1996). В этот период фор­мируется национальная музыкальная стилистическая база.
Второй период (50-60-е годы) отмечен интенсификацией музыкальной жиз­ни республики. Каждый год появлялись новые сочинения, многие из которых становились событием в культуре Бурятии. Расширился круг композиторов. Его ряды пополнили такие композиторы как А. Андреев, Ю. Ирдынеев, В. Усович, С. Манжигеев. Раздвигаются границы жанров, обогащается образная палитра, соответственно изменяется стилистика. Таким образом, в 50-60-е годы происхо­дит стабилизация освоенного ранее и накопление новых качеств.
В 30-е годы русские советские композиторы, сделавшие первые шаги в по­пытке синтеза двух культур, избрали стратегию адаптации европейского к наци­ональному. Но конкретное воплощение этой стратегии выявило превалирова­ние европейских принципов музыкального мышления, в то время как нацио­нальное играло роль «надстройки». Но в 70-80-е годы — в период заметного об­новления бурятской музыки, происходит качественный скачок в ее развитии. Выявляются крупные перемены в жанровом содержании бурятской музыки, ве­дущая роль принадлежит теперь вокально-симфонической, камерной, симфони­ческой музыке. Эти процессы связаны с появлением новых композиторских имен в бурятской музыке — Б. Дондокова, П. Дамиранова и др. Середина 70-х го­дов характеризуется заметным стилистическим обновлением, связанным с твор­чеством композиторов А. Андреева, Ю. Ирдынеева, В. Усовича. Они нашли ряд новых приемов соединения бурятского пентатонического мелоса с современны­ми гармоническими, полифоническими и другими выразительными средствами.
В 80-90-е годы профессиональная музыка Бурятии вступает в новую фазу -углубляется поиск возможностей приближения к истокам. Молодые композито­ры мыслят в иной стилистической гамме. Острота созвучий, современные фак­турные приемы, формирование нового типа мелодизма — все эти свидетельства индивидуальных форм претворения национального, когда не фольклорное нача­ло определяет закономерности создания профессионального произведения, а за­мысел композитора определяет особенности функционирования фольклора в его контексте (Русинова. 2000. С. 6).
В 1938 г. в связи с подготовкой к Первой декаде бурятского искусства в Мо­скве создан оркестр бурятских народных инструментов, куда вошли инструмен­ты: хур, чанза, иочин, лимба, бишхур, ухэр-бурей, барабаны, тарелки, дынчики. В репертуар оркестра входили обработки народных песен и танцев. Были сдела­ны первые шаги к профессиональному производству бурятских народных инст­рументов. Многие из инструментов были реконструированы, и разработаны их разновидности.
В 1940 г. был образован Союз композиторов Бурят-Монгольской АССР. Созданию Союза композиторов предшествовал крупный успех национальных музыкантов на Первой декаде бурят-монгольского искусства в Москве в октяб­ре 1940 г. В Союз вошли молодые национальные композиторы Д. Аюшеев, Ж. Батуев, Б. Ямпилов. Председателем Правления стал П. Берлинский, один из основоположников профессиональной бурятской музыки, композитор, дири­жер, ученый-этнограф. Все шесть десятилетий своей истории Союз композито­ров Бурятии был и остается центром музыкальной жизни республики, тесно свя­занным со всеми музыкальными коллективами. Сегодня в композиторской ор­ганизации Бурятии одиннадцать членов (8 композиторов, 3 музыковеда), пред­ставляющих три поколения музыкантов: А. Андреев, П. Дамиранов, Б. Дондоков, Ю. Ирдынеев, С. Манжигеев, Л. Санжиева, В. Усович, Б. Цырендашиев, Д. Дугаров, О. Куницын, О. Русинова. Председатель Правления Союза компози­торов Бурятии – Б. Дондоков.
Большим событием в культурной жизни Советской Бурятии явилось откры­тие в 1948 г. Бурятского государственного театра оперы и балета, который в 1979 г. удостоился почетного звания «академический». Со дня создания его ре­пертуар насчитывает более 200 названий оперных и балетных спектаклей, начи­ная от первых опытов постановки национальных музыкальных произведений до воплощения оперной и балетной классики. Высокий исполнительский уровень, успешное претворение творческих задач свидетельствует о профессиональной зрелости коллектива театра. В составе труппы — лауреаты республиканских, всесоюзных и международных конкурсов, артисты, удостоенные почетных зва­ний и наград, высокой оценки советского и зарубежного зрителя. Особое место в созвездии замечательных имен занимают имена народных артистов СССР Л. Сахьяновой, Л. Линховоина, К. Базарсадаева, Д. Дашиева, Г. Шойдагбаевой и многих других.
Академический театра оперы и балета (1948), Союз композиторов РБ (1940), филармония, симфонический оркестр, оркестр бурятских народных инст­рументов, ансамбль песни и танца «Байкал» (1942 г.); учебные заведения — Вос­точно-Сибирская государственная академия культуры и искусства (1960), музы­кальное училище (1931) Улан-Удэнское хореографическое училище (1961), Бу­рятское республиканское училище культуры и искусств (1947), десятки детских музыкальных школ; художественная самодеятельность — Республиканский центр народного творчества (1936), сотни коллективов музыкальной самодея­тельности — этот, далеко не полный список характеризует сегодняшнюю музы­кальную жизнь Республики Бурятия.
Массовая песня
Песня была первым музыкальным жанром, к которому обратились компо­зиторы Бурятии в 30-е годы, когда национальная композиторская школа делала первые шаги. Мелодии песен этого периода строго ангемитонны и включают типичные обороты народных песен. Наиболее популярной среди бурятских пе­сен тех лет стала песня Г. Дадуева «Бурят-Монголия» («Саяны») на стихи Ц. Зарбуева, получившая в 1940 г. первую премию на республиканском конкурсе пе­сен. Мелодические обороты, воспринятые композитором из народной песенности, слились в ней с интонациями советской массовой песни, что сделало ее при­влекательной для самых широких кругов слушателей. С 1959 г. первая фраза этой песни стала позывными радио Бурятии.
Расцвет массовой песни в Бурятии наступает в 50-е годы. К этому времени песенный жанр охватывает широкий круг тем — патриотические песни о Ленине, Коммунистической партии, о труде и строительстве социализма. Многие пес­ни воспевают Бурятию, Байкал, Улан-Удэ. Но самым популярным жанром яв­ляется лирическая песня. Важнейшее достижение композиторов, работавших в жанре песни — ярко выраженный национальный характер, что связано с пентатоничностью мелодии, использованием квартовых созвучий в хоровых партиях и инструментальном сопровождении (Куницын. 1990. С. 160). Многие песни зву­чали в сопровождении ансамбля бурятских народных инструментов, что также подчеркивало национальный склад песенных образов.
В 50-е годы в песенном жанре успешно работают композиторы старшего поколения — Д. Аюшеев, Ж. Батуев, Б. Ямпилов. Из песен Б. Ямпилова, а их свыше 250, следует упомянуть, прежде всего, песню «Пою мою республику» (слова Н. Доризо), которая стала своеобразным музыкальным символом Буря­тии. Она звучит в дни всенародных праздников, она есть в репертуаре почти ка­ждого хорового коллектива республики, ею открываются многие радио- и теле­передачи.
В республике пользуются популярностью различные по тематике песни Д. Аюшеева (более 100 песен), которые покоряют слушателей присущей его музыке мелодичностью, столь характерной для народных лирических песен. Недаром песни, воспевающие родной край — суровый «Байкал» (слова Ц. Галсанова), элегическая «Город над Селенгой», посвященная 300-летию Улан-Удэ (слова Н. Нимбуева), эпическая «Песня об Ольхоне» (слова Д. Дамбаева) — счи­тают народными.
Песенное творчество композитора Ж. Батуева хорошо известно по патри­отическим песням. Но особенно популярна написанная в конце 40-х годов «Колыбельная» (слова Ц. Галсанова), имеющая ярко выраженный националь­ный склад.
Одним из самых популярных в Бурятии композиторов-песенников является Б. Цырендашиев (более 400 песен). Значительная часть песен Б. Цырендашиева и сегодня не уходит из репертуара профессиональных и самодеятельных певцов. Важное качество песен Б. Цырендашиева — бурятский национальный колорит и лиричность. Он умеет органично сплавлять фольклорные интонации с интонаци­ями и ритмами современной песни. Вот уже три десятилетия любимой народной песней является песня «Селенга» (слова Д. Дамбаева»). Созданная в 60-е годы, «Селенга» во многом повлияла на развитие лирической песни в республике.
К числу популярных бурятских лирических песен, безусловно, относится песня «К любимой» бурятского оперного певца, народного артиста РСФСР Б. Балдакова, написанная им на собственные стихи. Плавная и певучая мелодия сближает эту песню с жанром романса.
В 60-70-х годах в число ведущих композиторов-песенников выдвигаются С. Манжигеев и А. Андреев — представители среднего поколения бурятской композиторской школы. В творчестве С. Манжигеева главенствует тема совре­менности. Поэтому для нее характерно активное и действенное начало. Уже од­на из его первых песен — «Шамхандаа» («К тебе», слова Ц.-Ж. Жимбиева) — при­обрела в Бурятии исключительную популярность, не утратив ее и до настояще­го времени. Этой песне, как и всей музыке композитора в целом, свойственны упругость звучания, танцевальность ритма, энергия и целеустремленность. Одна из лучших лирических песен С. Манжигеева «Эжымни» («Моя мама», слова С. Ангабаева) посвящена матери и стала поистине народной песней, ее повсеме­стно поют люди разных возрастов и профессий.
В песенном творчестве А. Андреева разнообразно представлена лирическая природа его дарования. Его напевы самобытны и глубоко национальны. Лучшие песни А. Андреева такие, как «Мой отчий край — долина Баргузина» (слова Н. Дамдинова), «Брат и сестра» (слова Г. Чимитова), прочно вошли в нашу жизнь. Но особой любовью пользуется песня «О родной земле» (слова Д. Жалсараева), которая стала национальным гимном Республики Бурятия.
Опера
Среди музыкальных жанров, успешно развивающихся сегодня в Бурятии, прежде всего следует назвать оперу. Оперный репертуар Бурятского государст­венного академического театра оперы и балета сегодня составляют такие поста­новки оперной классики, как «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, «Кармен» Ж. Бизе, «Князь Игорь» А.П. Бородина, «Хованщина» М. Мусоргского, «Отелло» Д. Верди и многие другие, а также произведения бурятских композиторов (около 30 национальных произведений), среди которых опера «Энхэ-Булат-батор», оперная трилогия «Побратимы», «Братья», «Саян» Д. Аюшеева, музыкаль­ная комедия «Будамшу», лирико-психологическая опера «Прозрение» и детская опера «Чудесный клад» Б. Ямпилова и др.
Музыкальной основой оперных тем явились напевы и речитативы в старин­ной улигерной манере (эпический улигерный стиль), а также песенные и танце­вальные мелодии, вобравшие ритмоинтонации фольклора. Существенное влия­ние на бурятскую оперу оказал пример русской советской «песенной» оперы. Сольные и хоровые эпизоды в песенном складе занимают ключевые позиции в драматургии музыкально-сценических произведений и в значительной степени определяют стиль многих опер. Пентатонические интонации тем определяют национальный колорит музыки. Бурятская опера, ассимилировав песню, приоб­рела ее мелодические богатства, ясность и доступность языка.
Тематикой либретто многих национальных опер стали мотивы устного на­родного поэтического творчества. Так, опера «Энхэ-Булат-батор» создана по мотивам бурятского эпоса «Шоно-батор», музыкальная драма «Баир» по моти­вам сказки «Молодец Мэргэн и красавица Хурган-Ногон», музыкальная комедия «Будамшу» по одноименной сказке, детская опера «Чудесный клад» и опера «Ту­гая тетива Зээр Далая» по мотивам бурятских народных сказок, «Гэсэр» по ге­роическому эпосу бурят. Вместе с тем появились новые темы оперных либрет­то — зарождение революционного движения, жизнь колхозной деревни, строи­тельство социализма в Забайкалье. На современную тематику написаны такие произведения, как опера «Цыремпил Ранжуров» (1974) и «Грозные годы» (1977) Б. Ямпилова и др.
В жанровом отношении национальные оперы — это оперы эпические, исто­рические, лирико-драматические, лирико-психологические и музыкальная ко­медия. В спектаклях часто воспроизводятся эпизоды народного быта и старин­ные обряды (народный праздник «сурхарбан», шаманские камлания).
Первым оперным произведением в национальном стиле стала опера «Энхэ-Булат батор» М. Фролова (1940). Характерный пример работы композитора с бурятским фольклором — тема народа в опере «Энхэ-Булат-батор», символизи­рующая веру в торжество справедливости. Ее основой стал старинный улигер­ный напев «Шоно-батор».
Одним из наиболее масштабных произведений бурятской музыки является трилогия Д. Аюшеева («Побратимы», «Братья», «Саян»), работавшего во мно­гих жанрах, но особенно тяготевшего к музыкальному театру. Трилогия являет­ся «музыкальной панорамой» (Куницын. 1990. С. 55) жизни Бурятии на протяжении более трехсот лет, начиная с периода царствования Петра Первого и закан­чивая советским временем. Основной лейтмотив, объединяющий три произведе­ния — тема дружбы русского и бурятского народов. В музыкальной драматургии оперы «Побратимы» (1958) эта тема проявилась в разделении ее на две интона­ционные сферы — русскую и бурятскую: бурятский «Танец тетеревов» сменяет­ся русской пляской, а хор казаков оттеняется бурятскими танцами. Опера «Поб­ратимы», бесспорно, остается лучшей оперой в бурятском национальном стиле, неизменно находящей эмоциональный отклик у слушателей. Действие оперы «Братья» (1961) происходит в период установления советской власти в Забайка­лье. В основу сюжета третьей части трилогии оперы «Саян» (1967), действие ко­торой происходит в 60-е годы XX в. положена драматическая ситуация, с помо­щью которой автор стремится раскрыть морально-этические проблемы. В опе­ре «Саян» Д. Аюшеев впервые в профессиональной практике обратился к осо­бому пласту русского народного многоголосия — музыкальному фольклору семейских.
Герои оперы Б. Ямпилова «Прозрение» (1967) — наши современники. Пос­кольку главная идея композитора — единство советских людей и действие оперы происходит в 60-е годы, то автор в этой опере обратился к арсеналу советской песенной оперы. Ее жанр можно определить как лирико-психологический. Как и все произведения Б. Ямпилова, «Прозрение» — опера национальная по стилю.
Первая бурятская детская опера появилась только на рубеже 60-70-х годов. Это опера Б. Ямпилова «Чудесный клад» (1970). Сказка о волшебном горшке отразила народную мечту о конечном торжестве добра и справедливости. Если в ранних операх национальных композиторов чаще используется подлинный фольклорный материал, то здесь музыкальные характеристики главных героев строятся на темах, вобравших интонации фольклора, однако являющихся ориги­нальными (Куницын. 1990. С. 39). «Чудесный клад» стал первой национальной оперой, поставленной за пределами республики — в г. Москве (Центральный дет­ский музыкальный театр).
В конце 70-х годов жанровый диапазон оперной музыки в республике рас­ширился благодаря появлению эстрадной оперы В. Усовича «Тугая тетива Зээр Далая» (1979). Композитор использовал пентатоническую мелодику и другие на­циональные музыкально-выразительные средства, органично соединив их с при­емами современной эстрадной музыки.
Балет
Бурятский народ с древних времен создал своеобразную хореографию. На­родный танец — круговой хороводный танец ёохор, сохранил свое значение и по­ныне, являясь популярным массовым танцем. Как и в опере, подавляющую часть музыкальной тематики составляют подлинные бурятские народные мело­дии, прошедшие определенное варьирование. История национального балета Бурятии теснейшим образом связана с развитием музыкальной культуры рес­публики и ее исполнительского искусства. Сегодня балетный театр — одно из вы­сших достижений музыкальной культуры Бурятии. В настоящее время в репер­туар Бурятского академического театра оперы и балета входят балетные спек­такли, вошедшие в золотой фонд мировой культуры. Это «Лебединое озеро» П. Чайковского, «Раймонда» А. Глазунова, «Жизель» А. Адана, «Гаянэ» А. Ха­чатуряна. Прочно вошли в репертуар театра и спектакли национальных компо­зиторов: «Красавица Ангара» (Б. Ямпилов и Л. Книппер), «Патетическая баллада» (Б. Ямпилов) «Во имя любви» (Ж. Батуев, Б. Майзель), и «Сын земли» (Ж. Батуев) и др.
Первые вехи творческой биографии бурятского балета — хореографическая сцена «Цам» (театр масок) в музыкальной драме «Баир» (1940) П. Берлинского (при участии Б. Ямпилова) и танцевальные сцены в опере «Энхэ-Булат-батор» М. Фролова. В них впервые определились пути развития музыкального языка и самобытные черты национальной хореографии.
Ведущей тематикой в музыке бурятского балета становится сказочно-леген­дарная («Красавица Ангара», «Цветы жизни», «Сын земли» и др.). Также созда­ются произведения на современную тему («Вечный огонь», «Патетическая бал­лада», «Свет над долиной»).
В развитии бурятской балетной музыки с первых ее шагов ведущее значение принадлежит произведениям Ж. Батуева. Им написана музыка для 11 балетных спектаклей: «Во имя любви», «Цветы жизни», «Гэсэр», «Сын земли», «Вечный огонь»и другие.
Сюжет балета «Во имя любви» (1957) обращен к далекому прошлому и вы­ражает вековую мечту народа о свободе, счастье, любви. Действие происходит в Забайкалье в XVII в. и развивается подобно широкому повествовательному те­чению старинного бурятского улигера. Национальный колорит музыки балета связан, прежде всего, с ее пентатоничностью, которая подкреплена гармониче­ски (квартовые и квинтовые созвучия) и темброво (использование бурятского народного инструмента чанза) (Куницын. 1990. С. 87). Наиболее значительным произведением Ж. Батуева является балет «Сын земли» (1972) по мотивам бу­рятского героического эпоса «Гэсэр». Героический эпос бурят «Гэсэр» не раз становился источником сюжетов для литературы, живописи и музыки Бурятии благодаря широте и многогранности отражения жизни и быта народа. Мелодии балета опираются на народную лирическую песенность и упругую танцевальность ёохора.
Самым популярным музыкальным спектаклем в Бурятии и за ее предела­ми является балет-поэма «Красавица Ангара» (1959) Л. Книппера и Б. Ямпи­лова, ставший классикой бурят-монгольского хореографического искусства. В основу либретто положено старинное предание о любви дочери Байкала Ангары и богатыря Енисея. Балет «Красавица Ангара», впервые поставлен­ный в 1959 г., выдержал более 500 постановок. Весь тематизм балета близок по своему интонационно-ритмическому строю бурятским фольклорным ме­лодиям, есть в партитуре и подлинные народные напевы и наигрыши. Балет «Красавица Ангара» и в наши дни остается одним из высших достижений му­зыкальной культуры Бурятии.
Найденное в балетах «Во имя любви» и «Красавица Ангара» соединение бу­рятского пентатонического мелоса с драматургическими принципами русского классического балета определило дальнейшее развитие бурятской музыки. Это прослеживается в балетах Ж. Батуева «Цветы жизни», «Гэсэр», «Сын земли», «Вечный огонь», в балете Б. Ямпилова «Патетическая баллада» (Куницын. 1990. С. 95). Долгое время пользовался успехом балет Б. Ямпилова «Патетическая баллада», созданный в 1966 г. В сюжете символически раскрывается тема борь­бы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны.
Значительно расширился круг выразительных средств бурятской балетной музыки в балете Ю. Ирдынеева «Лик богини» (1979). В основе либретто новел­ла монгольского писателя Б. Ринчена о Мастере, который делает свою Возлюб­ленную моделью для религиозных изображений. В музыке балета композитор добивается «органического слияния национальных выразительных средств, опи­рающихся на пентатонический мелос и ряда современных, новых для бурятской музыки приемов изложения и развития музыкального материала» (Куницын. 1990. С. 103), что позволило ему избежать стилизации музыкальных образов.
В сочинениях, написанных в последнее десятилетие XX в., раскрывается ши­рокий круг тем. Среди них те, которые связаны с историей и традиционной куль­турой Бурятии. Одним из наиболее значительных произведений этих лет стал спектакль «Небесная Дева-Лебедь» (2001) А. Андреева. Сюжет балета о небес­ной лебеди, которая по старинной бурятской легенде является праматерью одиннадцати хоринских родов. «Это музыка колоссальной красоты» — так охара­ктеризовал «Небесную Деву-Лебедь» постановщик спектакля Г.А. Майоров, ла­уреат Государственной премии СССР.
Симфоническая и камерная музыка
В области симфонической музыки первыми шагами национальных компози­торов стали сюиты, написанные в 1940-1950-х годах. Это «Колхозная» Ж. Батуева (1949), «Цветущий край» Б. Ямпилова (1953), «Весна в колхозе» Д. Аюшеева (1954). Тематика определена уже в названиях сюит — это живописные карти­ны природы родной земли, образы молодых строителей социализма. В основе музыки этих симфонических картин лежат мелодии в духе старинных народных напевов и народных танцев.
Кантаты и оратории советского периода восприняли черты лучших образ­цов жанра в истории музыки — глубину и значительность содержания, обраще­ние к высоким идеям и чувствам. Одно из таких произведений — оратория Б. Ям­пилова «Гудящие сосны» (1965, стихи Н. Дамдинова), для солистов (сопрано, бас), смешанного хора и симфонического оркестра. Главная тема «поющих со­сен» — лаконичная мелодия в ясном национальном складе (пентатоническая ла­довая основа, типичные обороты бурятской народной песни). В оратории значи­тельно обогащена палитра выразительных средств. Кантатно-ораториальное творчество одного из основоположников профессиональной музыки Бурятии, народного артиста СССР Б. Ямпилова явилось значительным вкладом в нацио­нальную музыкальную культуру республики.
Следующим шагом в движении бурятской музыки к симфонизму стали сим­фоническая поэма «Гэсэр» (1969) А. Андреева, «Героическая симфония» (1975) Ю. Ирдынеева и симфоническая поэма «Бурятия» (1977) В. Усовича, в которых композиторы сумели сказать новое слово в области разработки национального пентатонического стиля.
Празднование 1000-летия Гэсэриады в республике вызвало рождение ряда произведений, связанных с бурятским героическим эпосом «Гэсэр». Он вопло­щается в двух симфонических фрагментах по эпосу «Гэсэр» (1993) Б. Дондокова, симфонической гравюре по прочтении первой ветви «Истоки людских судеб» (1995) В. Усовича. Чуткость в постижении национального стиля и мастерство симфонического претворения оригинальных мелодий позволили авторам найти необходимое равновесие между национальным и интернациональным, традици­онным и новаторским.
В сочинениях, написанных в конце XX столетия, раскрывается широкий круг тем. Среди них те, которые непосредственно связаны с традиционной куль­турой Бурятии. Важный мотив обращения к национальным истокам — процесс осмысления своих глубинных корней с позиции человека конца XX в. Возродившийся в искусстве 70-х годов интерес к буддизму получает свое воплощение в музыке этого периода. Событием в музыкальной жизни Бурятии стало сочине­ние Ю. Ирдынеева «Бурят-монгольские духовные песнопения» (1998) для сме­шанного хора a capella, получившее благословение главы Буддийской традици­онной сангхи России Хамбо Ламы Д. Аюшеева. В нем представлены молитвы, обращенные к высшим божествам — Будде Шакьямуни, его учеником — распро­странителям буддизма и магталы буддийским дацанам. Следует отметить произ­ведение Б. Дондокова «Тамчын дасанай магтаал» («Ода Тамчинскому дацану»), написанное в 1994 г. Это произведение посвящено 260-летию одного из первых буддийских монастырей на территории Забайкалья. Если в своем произведении Ю. Ирдынеев пытается воплотить буддийские молитвы средствами европейской полифонии, то в произведении Б. Дондокова определяющим является песенное начало. В русле данной темы находится и симфоническая поэма В. Усовича «Ти­бет» (2000). Интересный опыт предприняла Л. Санжиева в фортепианной пьесе «Танец шамана» (1989), осваивая не характерную пока для бурятской музыки об­ласть этноджаза.
Жанровая картина музыки конца II тысячелетия выглядит довольно разно­образно. Для творчества Ю. Ирдынеева характерна неординарность художест­венных замыслов. Композитор работает над крупными вокальными произведе­ниями для хора без сопровождения — «Мирские молитвы» на тексты православ­ных молитвословов (1996), «Бурят-монгольские духовные песнопения» (1998), «Из лирики калмыцкого златоуста» (слова Д. Кугультинова, 1998) и др. Творче­ство В. Усовича привлекает обращением как к крупным жанрам — симфониче­ская поэма «Тибет» (2000), балет «Тараканище» (по К. Чуковскому. 2001), так и к камерным жанрам — вокальные циклы, хоровые сочинения. Одним из лучших сочинений Б. Дондокова является Концерт для фортепиано с оркестром (1990). Композитор творчески работает в камерном жанре: чутко и бережно подходит к прочтению поэтического слова. В камерной сфере также плодотворно рабо­тает Л. Санжиева. Восточная, в том числе бурятская, тематика определяет круг ее творческих интересов — это произведения для оркестра бурятских народных инструментов, камерно-инструментальных ансамблей, фортепиано. Ее симфо­нические произведения навеяны бурятским героическим эпосом «Гэсэр» (балет­ные сцены по эпосу «Гэсэр», 1994) и памятником тибетского врачевания — сим­фоническая миниатюра «Чжуд-ши» (1995).
Рост бурятской музыкальной культуры, музыкального творчества и испол­нительства «от одноголосных песенных и инструментальных мелодий — к выс­шим формам современного музыкального искусства: опере, симфоническим и камерным жанрам, хоровой полифонии; от устного народного творчества и ис­кусства народных сказителей и певцов — к разносторонней концертной и музы­кально-театральной жизни, музыкальному образованию, профессиональному мастерству национальных композиторов, музыкантов-исполнителей, оперных артистов — таков огромный скачок, совершенный бурятским народом в области национальной музыкальной культуры в течение второй половины XX в.

Другие статьи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *