Мой сон скидки

Легендарная шкатулка Бестужева?

20 лет назад в Музее истории Бурятии появился необыкновенный ларчик: многие факты указывают на то, что сей предмет, которому, по оценкам экспертов, не менее ста пятидесяти лет,  когда-то принадлежал известному декабристу Николаю Бестужеву. Как шкатулка оказалась в музее? Какие легенды связаны с ней и что кроется за готической надписью на крышке? Все ответы на вопрос вы найдете в новом материале нашей рубрики.

Бережно, осторожными движениями рук, спрятанных в перчатки, хранитель коллекций национального музея Любовь Литвинова водружает на стол одну из главных загадок храма истории Бурятии. Небольшая коробочка размером примерно 30х20 сантиметров, ближе к коричневому цвету, покрыта лаком. На крышке витиеватые буквы, весьма похоже, что выполнены в готическом стиле. Если присмотреться внимательно, то можно увидеть, что там написано «О. Сахалинъ». А сверху выведены инициалы: то ли А.Н.Б (Алексей Николаевич Бестужев), то ли А.Д.С (Алексей Дмитриевич Старцев). То есть, по версии большинства краеведов, шкатулка принадлежала сыну Николая Бестужева, доставшись ему по наследству от именитого отца. А вот расшифровку инициалов трактуют по-разному: одни говорят, что он подписался своим  родовым именем, другие считают, что Алексей поставил фамилию и отчество своего приемного отца – купца Дмитрия Старцева, который воспитал и вырастил детей  своего давнего друга Николая Бестужева.

1 (2).jpg

Николай Бестужев. Фото: wikipedia

Тот январь 2001 года Любовь Филипповна помнит очень хорошо. В памятный день к сотрудникам   музея пришел молодой мужчина, представившись как Чингис Бадмацыренов. Оказалось, что он приехал из поселка Новоселенгинска и хочет продать шкатулку, принадлежавшую его бабушке Сэмбэт. Пожилая женщина получила заветный подарок от своей матери, которая завещала хранить ценность как зеницу ока и продать только в случае большой нужды. Когда-то давным-давно к Бадмацыреновым, как гласит семейная легенда, приезжал сам директор Кяхтинского музея имени В.А. Обручева и очень просил продать реликвию. Но бабушку Сэмбэт было не уговорить никакими посулами, и сундучок оставался в семье еще несколько десятилетий. Прошли годы, возможно, семейство так и не рассталось бы с наследством, если не пришел тот самый крайний случай: заболела мама Чингиса.

Музей шкатулку приобрел за некую сумму, что хранится в секрете, и собрал самых именитых краеведов для исследования нового экспоната.

2 (2).jpg

Алексей Старцев/Бестужев. Фото: wikipedia

В то время как раз вопросами декабризма очень интересовалась декан факультета культурного и природного достояния ВСГАКИ Валентина Гапоненко. Именно она когда-то участвовала в создании музея декабристов и, конечно, как никто другой знала биографию братьев Бестужевых. И Валентина Владимировна предположила, что шкатулка  не абы чьих рук творение, а самого Николая Бестужева. Дело в том, что Николай Александрович был человек талантливый во многих стезях и, что не типично для аристократа, слыл «рукастым» и мастеровитым мужчиной: одним из его увлечений было как раз изготовление различных ларчиков из березового капа, иными словами, в качестве материала использовался нарост на коре дерева. А шкатулка, попавшая в музей, была выполнена как раз в стиле Бестужева. Любовь Литвинова считает, что сундучок вполне мог дойти до наших дней в отличном состоянии, так как относились к нему всегда с особой бережностью, к тому же предмет покрыт добротным слоем лака.

Но как она оказалась в семье Бадмацыреновых? Чтобы разобраться в этом, придется перелистать страницы жизни известного декабриста. 

Итак, начнем с того, что Николай Александрович, проживая в своей усадьбе в Новоселенгинске, был очень дружен с местным народом и многие буряты работали в его доме. А одна из служанок или знакомых, которая, по некоторым данным, звалась Дулмой Сабилаевой, даже стала ему гражданской женой. От сожительства с этой женщиной у Николая родились двое детей: Алексей и Екатерина. Забегая немного вперед, отметим, что у огромной семьи Бестужевых, где было пятеро сыновей, остались в живых только незаконнорожденные дети Николая: их потомки сейчас живут по всему миру и гордятся своим родством с декабристами.

Но вернемся почти на два века назад. Николай Бестужев поручил воспитание своих внебрачных отпрысков купцу Дмитрию Старцеву. И он выполнил волю друга, справившись со своей задачей на все сто: маленькие Алексей и Екатерина получили не только фамилию и отчество приемного отца, но и великолепное образование, достойное воспитание.

С младых ногтей названный сын купца помогал отцу в его делах, а в 1858 году с торговым караваном отправился в Китай, где открыл собственный, как сейчас выразились бы, бизнес. Старцеву/Бестужеву принадлежали 40 домов, с его помощью была построена типография, благодаря ему во многом получила развитие торговля чаев через Кяхту в Россию. По свидетельствам очевидцев, сохранившихся в письмах и литературе, Алексей был человеком благородным, тонким, с острым умом и чрезвычайным чувством такта. При жизни он никогда не упоминал, что является кровным сыном Николая Бестужева. Однако существует легенда, что якобы после смерти Алексея была обнаружена некая шкатулка, в которой лежали документы, указывающие на то, что Алексей Дмитриевич – наследник династии Бестужевых.  Возможно, речь идет о той самой шкатулке, что хранится теперь в Музее истории Бурятии.

— Возможно, мать бабушки, которая хранила ларчик, работала в доме Бестужевых, и она ей досталась в дар, — размышляет Любовь Литвинова. — Это загадка, которую уже не разгадать».

Завершая эту необыкновенную историю, хочется отметить, что легендарную шкатулку можно увидеть на выставке, посвященной памяти декабристов. И своими глазами увидеть то, что окутано огромным количеством тайн и легенд.

фото автора

1 (2).jpg
2 (2).jpg

Источник — arigus.tv

Зоя Степанова

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Adblock detector