Мой сон скидки

Ловить нельзя, но если очень хочется…

Фото: А. БудаевКак на Байкале соблюдается запрет на ловлю омуляСитуация с байкальским эндемиком – знаменитым омулем — стала с некоторых пор напоминать известную фразу «казнить нельзя помиловать». Только вместо первого слова нужно поставить «ловить» и задуматься о том, где нужно поставить пресловутую точку. 
То, что ловля, а тем более продажа омуля запрещены, знают, наверное, все. Строжайшее указание вступило в силу с 1 октября 2017 года и было предусмотрено изменениями, внесенными Минсельхозом в правила рыболовства на Байкале. Как сообщило тогда Росрыболовство, ограничения были введены для предотвращения полного исчезновения популяции байкальского эндемика. 
Почему запретили
Жесткая мера вызвала тогда бурную реакцию. Было немало требований смягчить ограничения. Однако, в конце концов, с запретом смирились. И было отчего. В последние годы положение дел с байкальским омулем стало аховым. Сначала «валили вину» на нерп и  бакланов, которые, мол, «тоннами поедают рыбу». Затем стало ясно, что тюлени и птицы ни при чем. Главный виновник — человек. Лов рыбы на Байкале и особенно на нерестовых реках приобрел такой размах, что омуль не успевал полноценно отнереститься. Его буквально выгребали. Ну а дальше он шел на продажу. Интересно, что в Бурятии потребление омуля не такое уж масштабное. Его, конечно, любят, но едят не так часто и не в столь огромных масштабах, чтобы подорвать популяцию. Все дело в перепродаже. Вот тут-то наши браконьеры работают в «промышленных масштабах». Ведь заезжие «перекупы» щедро отваливают пачки денег за выловленную рыбу. Дальше омуль и икра идут в различные города, включая столицу России. 
Насколько широко раскинула свои щупальца «омулевая мафия», было показано в фильмах из цикла «Честный детектив». Масштабы браконьерского лова на Байкале поразили журналистов. «Мы увидели, сколько лодок выходят на нелегальный промысел рыбы. Этого не должно быть!» — заявили репортеры из группы Эдуарда Петрова. В ходе расследования были показаны кадры, как омуль и икра продаются на рынках Москвы, вскрыты пути доставки рыбы на российские рынки. Браконьерство в Бурятии, сделали вывод журналисты, достигло грандиозных масштабов, а «омулевая мафия» уже ни в чем не уступает печально знаменитой «осетровой». 
Резонанс фильма и данные ученых, что омулю грозит полное исчезновение, заставили пойти на жесткие меры. Запрет на промышленный вылов омуля был введен в Чивыркуйском заливе и реках, впадающих в него, в бассейне Баргузина, в заливах  Посольский и Истокский Сор, в Селенге. Рыбу нельзя будет добывать даже в виде прилова. В этих же акваториях действует запрет на добычу рыбы в период «распаления» льда. Запрещен был и любительский лов омуля. Исключение было сделано лишь для рыбалки со льда Байкала «бормашовой» удочкой. 
«Подомулек», «лже-пелядь» и фальшивый «хариус»
Казалось бы, в акватории Байкала почти полностью прекращен лов омуля. То есть не должно быть его и в продаже. Но так ли это? В ходе командировки в Иркутскую область мы убедились, что на рынках Култука омуль продается совершенно свободно. Бойкие торговцы предлагают его под видом «странной рыбы» — «подомулька». На наш вопрос, что же это за рыба, продавцы отвечать не пожелали. Впрочем, что Иркутск… Достаточно пройтись по улан-удэнским рынкам, как тут же можно обнаружить свежий и соленый омуль, который продается под видом «пеляди» и «хариуса». 
— Это точно пелядь? – настороженно спрашивают покупатели. 
— Конечно, — хитро жмурясь, отвечают торговцы. 
Пелядь и хариус на омуль походят. Приезжий, может, и поверит. Но местных, которые прекрасно знают омуль «в лицо», провести не удается. Потому покупатели, заговорщицки подмигивая, просят: 
— Взвесьте-ка мне пару хвостов во-он той «пеляди»! 
В итоге довольны все. Кроме, конечно, самого омуля, которого, вопреки запрету, поймали и продали. Да еще и под чужим именем. 
Байкальский all inclusive: омуль, баня, проживание
Если в Улан-Удэ и Иркутске хотя бы делают вид, что торгуют непонятно чем, то в прибрежных деревнях продажа идет совершенно открыто. Например, в одной из туристических деревень Баргузина мы увидели баннеры, где самым наглым образом было написано: «Омуль». И рядом номер телефона. На другом столбе —  объявление о целом наборе услуг: «Баня. Проживание. Омуль». Такой вот вариант «Все включено» по-байкальски… 
На прилавках магазинов ненавязчиво лежат самодельные «визитки» с предложением купить омуль. Были свидетелями того, как беззастенчиво торговали возле турбаз. Рыбу выгружали из багажников машин, а торговка еще и сетовала, что вчера пришлось день пропустить, так как «была проверка». Туристы понимающе кивали и раскупали рыбу пакетами. В этой истории настораживает даже не то, что омулем торгуют «внаглую», а загадочная фраза о «вчерашней проверке». Стало быть, продавцы прекрасно знают, когда в село нагрянут контролеры. Каким образом они получают эту секретную информацию? Кстати, по указанным на баннерах телефонам мы позвонили уже по возвращении в редакцию. Но на том конце провода были напуганы нашей настойчивостью. Заподозрив неладное, собеседник объявил о том, что баннеры старые, «запрошлогодние» и вообще никакого отношения к омулю он больше не имеет. Лукавит, продавец, ох как лукавит. Объявления на улицах были совершенно новыми, а не выцветшими и потрепанными. 
К сожалению, продажа омуля идет не только в этой деревне. В ходе разговоров с местными мы выяснили, что такая же ситуация и в других прибайкальских селах. Из сказанного можно сделать неутешительный вывод. Запрет на ловлю омуля есть. Но рыбу по-прежнему ловят. Как и почему это происходит, остается тайной. Наверное, контролирующим органам стоит озаботиться вопросом, почему массово нарушается запрет. Тем более что впереди нерестовый период. Как он пройдет и сможет ли омуль прорваться сквозь браконьерские преграды, пока непонятно. Не исключено, что очень скоро на частных лодках в изобилии появятся и свежий омуль, и икра. 
Браконьер уже не тот
Ну и в заключение немного о браконьерах. У некоторых есть впечатление, что это обычные рыбаки, выходящие в море на утлых лодках лишь ради того, чтобы добыть себе «на хлеб насущный». Может, раньше так и было. Но сейчас ситуация изменилась, браконьеры уже не те. По крайней мере, большая их часть. Они рассекают водоемы на прекрасных лодках с мощными японскими двигателями, катаются на дорогих джипах и живут в домах-дворцах, оборудованных бытовой техникой последних моделей. Браконьерская добыча омуля превратилась в хорошо организованный бизнес, где «крутятся» большие деньги, есть связи, имеются продуманные пути масштабной поставки рыбы. И бороться с этим «бизнесом» одними лишь наскоками типа рейдов и проверок бесполезно. Тут нужна хорошо организованная система, которая ни в чем не будет уступать «омулевым синдикатам». Но этого, к сожалению, пока не наблюдается. 
Полный запрет
Хотя запрет на ловлю омуля действует уже год, не все понимают, что добывать рыбу нельзя вообще. Так, некоторые из торговцев пытаются прикрыться тем, что омуль им якобы поставляют малочисленные народы Севера. Стоит напомнить указание Росрыболовства, где сказано о том, что на любительский лов омуля малочисленными коренными народами наложены жесткие ограничения. Им ЗАПРЕЩЕНО добывать омуль для личных нужд на маршрутах кочевий, временных стоянках и промежуточных базах. НЕЛЬЗЯ ловить омуль в реках, впадающих в Байкал, и на расстоянии менее полукилометра от устьев этих рек с 15 августа по 31 октября. При добыче омуля в промысловых районах народы Севера могут использовать только сети с определенным размером ячеи. Также в новой редакции приказа были уточнены ЗАПРЕТНЫЕ СРОКИ ДОБЫЧИ омуля в Северо-Байкальском районе — с 20 августа по 15 ноября, в реке Верхняя Ангара — с 10 сентября по 15 ноября, в реке Кичера — с 20 сентября по 15 ноября. Запрет действует на притоки и протоки этих рек.

Смотрите видео по теме «Ловить нельзя, но если очень хочется… »

youtube.com/channel/UCcnxk7nC0swVon220B-T5vQ

Смотреть оригинал новости на сайте — www.infpol.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Adblock detector