Мой сон скидки

Порядок из хаоса

Февральская революция в России разрушила все существовавшие на тот момент опоры империи. После свержения самодержавия была ликвидирована и царская полиция, отвечавшая за порядок в стране. Но в поддержании порядка заинтересована любая власть. В соответствии с идеями либеральной буржуазной революции была провозглашена замена царской полиции уже «народной милицией». В переводе «милиция» и означает вооружённый отряд гражданских лиц. В средневековой Европе так назывались отряды ополчения из местного населения, созываемые во время войны. И в советскую милицию вместо прежних чинов полиции (профессионалов, заметим, но нелояльных новой власти) повсеместно набирали бывших солдат и партизан из классово близких новой власти.

Между тем сразу после Февральской революции правовая основа организации и деятельности милиции определялась в постановлениях Временного правительства «Об утверждении милиции» и «Временном положении о милиции», изданных 17 апреля 1917 года. Кто был «социально близким» для членов Временного правительства? В своем постановлении Временное правительство старалось не допустить существования одновременно и народной милиции, и вооруженных формирований трудящихся, которые существовали в это смутное время. Но двоевластие набирало силу по всей России, и две противоборствовавших власти не собирались сдаваться без боя.

Возникшие во время Февральской революции Советы рабочих и крестьянских депутатов одновременно с народной милицией организовывали отряды рабочей милиции и другие вооруженные формирования трудящихся, которые охраняли фабрики и заводы и наблюдали за охраной общественного порядка. А после октябрьского переворота, позже также названного революцией, II Всероссийский съезд Советов юридически закрепил образование советского государства и закрепил ликвидацию Временного правительства и его органов на местах и в центре. Центральные органы милиции прекратили свое существование 2 декабря 1917 года.

В 1918 году город Верхнеудинск насчитывал всего 20 тысяч жителей – это была крупная железнодорожная станция на Транссибе с немногочисленным пролетариатом. В марте 1918 года на станции Верхнеудинск большевик Николай Иванович Цивилев возглавил железнодорожную милицию, просуществовавшую до июля того же года, потому что в ходе гражданской войны город был захвачен интервентами, а также белогвардейцами под командой атамана Семенова. Николай Цивилёв, уроженец села Баргузин, участник трех революций, член РСДРП с 1905 года, с захватом города белогвардейцами перешел на нелегальное положение и выехал в Читу. А вот там уже он был схвачен семёновцами и замучен в застенках.

В 1920 году в Верхнеудинск снова вошли войска красных партизан (ещё не Красной армии, которой в Восточной Сибири на тот момент ещё не создали). Территория нынешней Бурятии вошла в созданное буферное государство – Дальневосточную Республику (ДВР). За годы мировой войны, превратившейся в войну гражданскую, население пополнилось множеством вооруженных людей, прихвативших с фронта винтовки и лимонки, а также научившихся убивать. И если до революции в Бурятии за год случалось одно-два убийства, то после революции по лесам появилось множество лихих людей, хорошо вооруженных и злых на весь свет. Они сбивались в банды (состоявшие из анархистов, разбитых колчаковцев, семеновцев, одну из банд возглавлял даже уставщик – духовный лидер староверов). Если власть хотела устоять, с бандитизмом необходимо было покончить. Тем более что после изгнания японских интервентов, расстрела Колчака и бегства атамана Семенова с камуфляжем ДВР было покончено, в Восточной Сибири установилась советская власть.

Одним из важнейших институтов власти молодого государства стал Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). В Бурятии Наркомат внутренних дел, тогда Бурят-Монгольской АССР, начал свою деятельность 7 сентября 1923 года на основании приказа Бурревкома. Одной из главных задач органов НКВД наряду с поддержанием общественного порядка была борьба с бандитизмом, а также с обычными уголовными преступлениями – кражами и разбоем.

Небольшой городок Верхнеудинск в 1920 году всё же имел некоторые блага цивилизации: электрическое освещение, телефонную сеть и полукустарную промышленность (16 предприятий, на которых трудилось 854 человека). Поэтому милиция Верхнеудинска на первых порах была скорее крестьянской, чем рабочей, зато хватало бывших партизан.

Материальное положение… Вот что об этом вспоминает подполковник милиции в отставке Иван Петрович Жуков (служил в органах милиции с 1920 по 1956 год): «Материальное обеспечение сотрудников милиции было крайне отвратительным. Первую шинель и гимнастерку я получил через четыре года после начала работы в милиции, то есть в 1924 году, а до этого ни обмундирования не было, ни постоянной зарплаты, ни квартиры… Но мы жили и работали во имя идеи построения коммунизма, это было главное, всё остальное – второстепенное…».

На территории Верхнеудинска насчитывалось четыре милицейских участка, в которых были участковые, а также в состав уездно-городской милиции входили уголовный розыск и старшие милиционеры волостей. Это были суровые люди, умевшие владеть оружием, в основном бывшие партизаны, для которых главным достоинством было классовое чутье. «Социально чуждым» элементам, бывшим полицейским и жандармам, путь в органы был заказан, хотя, по воспоминаниям милиционеров, были попытки проникновения в органы НКВД бывших колчаковцев с целью вредительства.

Как вспоминал Иван Петрович Жуков: «Колчаковцы частью организовывались в большие банды, а частью устраивались работать и вредили в учреждениях власти, в том числе проникали в органы милиции…».

После окончания гражданской войны в Бурятии экономическое положение вообще было жутким. Основной промышленный капитал, оставшийся советской власти от царских времен, полностью был утрачен. Нарушились традиционные связи между городом и деревней – городу нечего было предложить крестьянам за продовольствие, а даром его отдавать никто не спешил.

По селам отправились продовольственные отряды, изымавшие у крестьян, не попавших под спасительное определение «беднота», продовольствие. Крестьяне, многие из которых тоже недавно вернулись с войны не с пустыми руками, оказывали вооружённое сопротивление. Началось время крестьянских восстаний. Убивали не только продотрядовцев, но и сельских активистов, коммунистов, тех из бедноты, кого заподозрили в том, что сообщали продотрядовцам, где спрятано зерно у зажиточных людей.

Зажиточные крестьяне, которых стали называть «кулаками», уходили в леса, где сбивались в банды. Время «крестьянского политического бандитизма» — официальный термин тех лет – продолжалось с 1921 по 1928 год. Так, в начале 1924 года на территории Бурятии действовало шесть крупных банд численностью свыше 70 человек, а к концу того же года – уже 12 банд, в которых насчитывалось до 150 человек. Кулаки не просто прятались по лесам, они нападали на сельские и сомонные советы, убивали активистов, грабили население.

Были отличившиеся одиночки, не желавшие подчиняться никому. Так, житель села Большой Куналей Гребенщиков, вооружённый винтовкой, наганом и гранатой, занимался разбоем на лесных дорогах. Обычно он грабил крестьян, везущих в город хлеб, мясо, орехи. Его арестовал Василий Кудряшов, один из первых милиционеров Бурятии. Гребенщикова судили, приговорили к 10 годам. Не расстреляли, потому что сам Гребенщиков никого не убил. Правосудие было суровым, но не беспощадным.

Сергей Болотов

Источник — arigus.tv

Сергей Болотов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий
Adblock detector